14 сентября 2016

Интервью с выпускницей ФЖ Екатериной Кузнецовой

Екатерина Кузнецова работала в журналистике на протяжении 15 лет. На сегодняшний день Екатерина руководитель Новосибирского бюро Российского фонда помощи «Русфонд» и исполнительный директор Сибирского регистра доноров костного мозга.

— Расскажите о вашей журналистской карьере?

— Я работала 15 лет на ГТРК, и на канале «Россия 1», и на «Россия 24». Была журналистом, редактором, ведущей, вела программу «Вести-Новосибирск», «Вести-Новосибирск. Итоги недели», вела ток-шоу «Национальный интерес», в общем, перепробовала абсолютно все, что только было возможно.

— Вы получали журналистское образование?

— Да, я закончила НГУ, тогда это был не факультет, а отделение журналистики. Мы были самый первый набор, самый первый выпуск.

— Когда заканчивали университет, хотели попасть на телевидение?

— Тогда у нас не было специализации, мы все были в одной группе. Я попробовала свои силы на практике, поработала в газете, а на третьем курсе пришла на практику на телевидение и осталась.

— Когда закончили учиться, продолжили работать там, где проходили практику?

— Так получилось, что меня сразу же взяли в штат ГТРК, как только у меня появился диплом, так что я сразу была на рабочем месте.

— Многие хотят работать на ГТРК, трудно было попасть на практику в такую компанию?

— Главное — желание. Очень многие студенты приходят на практику и относятся к этому как к игре. За свою практику работы на канале я видела очень много студентов, которые приходили и думали, что им что-то должны здесь дать. Нет, никто никому ничего не должен. Здесь нет кураторов, нет педагогов. Если действительно хочешь, то ты работаешь, пытаешься, приходишь и предлагаешь сразу несколько тем, просишь дать задание. Все зависит от человека. Если он стремиться, то он пробьется хоть в чем, не только на телевидении. А если он приходит уже с амбициями, хотя ничего не умеет, то, к сожалению, такие люди не задерживаются.

— С какими проблемами вы столкнулись, когда только начали работать как журналист?

— Очень молодая была. Было сложно. Уже сейчас я понимаю, что, конечно, когда приезжает молоденькая девочка на какие-то серьезные события, то к ней немного другое отношение. Приходилось каждый раз доказывать, что ты журналист, что ты чего-то стоишь, что-то значишь. Уже сейчас, с высоты жизненного опыта понимаешь, что, наверное, это и было самым сложным.

— Вы работали как корреспондентом, так и ведущей, наверное, не просто перестроиться?

— На ГТРК есть правило, что ведущий должен быть журналистом. Изначально было так: неделю ты ведущий, неделю – журналист. На мой взгляд, это очень правильно. Конечно, бывают исключения. Есть дикторы, которые приходят на работу, чтобы только прочитать грамотно текст, но когда человек понимает суть профессии, у него и в кадре по-другому получается. Если ведущий – журналист, то это видно.

— Говорят, что в журналистике много не заработаешь, что вы можете сказать по этому поводу?

— Да, журналистика не самая хлебная профессия, но на жизнь хватает. Если ты хороший журналист, если ты трудяга, если готов подрабатывать, или готов стать лучшим, то тогда трудностей не возникнет. Но Рокфеллером ты, конечно, не станешь в журналистике. Вы должны быть готовы к этому.

— Также часто говорят о ненормированом графике работы, это действительно так?

— Все мы, когда приходим на факультет журналистики, понимаем, что так оно и будет. В любой момент могут тебя сорвать из дома.

Один раз за мной прислали машину 1 января рано утром, потому что произошел взрыв бытового газа в доме на улице Степной, и дом обрушился. В районе обеда мы вышли в эфир и буквально сутки передавали информацию в прямом эфире о том, как шли работы, как находили людей. И все это было первого января! Поэтому все журналисты знают, на что подписываются. Это вопрос приоритетов. Все понимают, что бывают ситуации, когда человек действительно не может выйти на работу, но если ты настоящий журналист, то ты должен выстраивать свои приоритеты. Моя семья меня всегда, слава Богу, поддерживала и понимала. Но, конечно, мамы было дома мало.

— То есть трудно совмещать карьеру и семью?

— Накладки всегда происходят, и это не только в журналистике бывает. Так всегда, если ты отдаешься профессии полностью. Но всегда можно найти компромисс, как мне кажется. Можно сидеть с ребенком дома целыми днями, и ничего ему не давать, а можно видеть его три часа в день, и дать ему столько, что и не снилось другой маме. Опять же, вопрос самореализации очень важен. Когда человек в чем-то реализовался, он и своим детям интереснее, и окружающим, и ему самому комфортнее.

— У вас маленькая дочь, хотели бы видеть ее в журналистике?

— Моей дочке 9 лет, она постоянно меняет свои приоритеты. То она хочет быть «доктором кошек», то кем-нибудь еще. Я скажу так: что выберет моя дочь, в том я её и поддержу. Пока она сказала: «Журналистом я не буду!» Но, тем не менее, последнее ее желание связано с актерством, а это где-то рядом, поэтому, чем это закончится, сложно предположить.

— Уже год как вы не работаете в журналистике, почему ушли с профессии?

— Я сейчас занимаюсь благотворительностью. Это новый этап моей жизни.

— Случались ли в журналистике какие-то переломные моменты, заставлявшие взглянуть на свою работу с другой стороны?

— Общество не совершенно. И хамов, и грубиянов везде хватает. Журналисты – это люди, которые проникают во все слои общества, начиная от президента и заканчивая бомжами, они больше общаются с людьми, у них шире круг общения, поэтому, наверное, и хамства в их жизни больше. Опять же, их профессия: приставать к людям. Не все этому рады. Поэтому, конечно, я сталкивалась с разными ситуациями. Но нужно всегда достойно из них выходить, не унижая собственного и чужого достоинства, и сразу понимать, что ты столкнешься с этим рано или поздно. Это и в жизни так, не только в журналистике. Все учатся с этим жить.

— Был ли у вас когда-нибудь творческий кризис?

— Был. Устаешь от всего, чем занимаешься очень долго. Всегда нужно какое-то движение. Поэтому я и решила, что нужно менять сферу деятельности. Когда ты первый раз говоришь о первом сентября, это интересно, а когда ты говоришь об этом пятнадцатый раз, то уже начинаешь задумываться. Да, пробовала все, было очень интересно, я и до сих пор считаю, что это одна из самых интересных профессий. Найти какую-то профессию, более интересную, наверное, очень сложно.

— Несмотря на то, что вы ушли из журналистики, не жалеете, что попали в эту профессию?

— Конечно нет. Я и сейчас при журналистике. Преподаю в университете, и то, чем я сейчас занимаюсь, тоже связано с журналистикой: я работаю со СМИ, также общаюсь с людьми. Это, конечно, довольно решительный шаг, но и не сказать, что я стала металлургом, например.

— Были ли случаи, когда вы знали, что ваша профессия как-то помогла кому-то?

— Конечно, и таких случаев немало. Они помогают работать и сохранять оптимизм, не перегорать. Когда ты видишь, что действительно кому-то помог, понимаешь, что не зря стал журналистом, не зря сделал этот репортаж, и вообще, не зря живешь. Это очень стимулирует. У меня было также очень много хороших интервью, я очень рада, что именно журналистская стезя когда-то свела меня с некоторыми людьми. Другой возможности, наверное, не было бы, кроме как взять у них интервью. Поэтому, журналистика — это очень интерес-но. Есть такая шутка в журналистике: «удовлетворение любопытства за чужой счет», и в принципе, это так. Ты ездишь, общаешься с интересными людьми, попадаешь в интересные места, а тебе еще и деньги за это платят.

— Вы перечислили положительные стороны профессии, а можете назвать какие-то минусы?

— Журналистика трансформируется. Это уже не та журналистика, в которую приходили мы. Я не знаю, что будет дальше, но сейчас, мне кажется, все меньше журналистов, которые делают расследования, честные расследования, открытые. Все меньше журналистов, которые действительно вызывают уважение. Если раньше были люди, которых уважали беспрекословно, то сейчас, чтобы найти такого человека, нужно постараться. Какие-то стандарты профессии размываются, и это очень грустно. Я надеюсь, что-нибудь изменится, и вы уже будете работать в чистой, прекрасной, идеальной, богатой, умной и непродажной журналистике.

— Какие бы вы могли сказать пожелания начинающим журналистам?

— Желаю, чтобы вы подняли журналистское знамя на высший уровень, чтобы всегда всё получалось. Чтобы не теряли себя, сохраняли внутренний стержень, уважали себя, в каких бы условиях не оказались. Самое главное, на мой взгляд, сохранять себя. Если ты себя уважаешь, то и окружающие будут тебя уважать.

Подготовила Кристина Углова