22 июня 2021

Попробуй, поредачь!

Первое, что делает студент-журналист, поступивший в университет: ищет в своём вузе студенческие СМИ. В НГУ их несколько: можно пойти в «Место Встречи. Сибирь», чтобы больше узнавать и рассказывать о культурной жизни, можно заглянуть в «Воду», где пишут об университете, а можно отправиться в редакцию «UndertheUniversities», которая сотрудничает с пишущими студентами из других городов России. В общем, выбирай– не хочу. Однако у каждого рядового корреспондента однажды возникает мысль: а что, если бы я был главным редактором? Эта должность неизменно ассоциируется с множеством крутых фишек и возможностей. Но что думают сами главреды НГУ-шных СМИ? 

Осторожно! Прочтение интервью грозит резкой разромантизацией образа главреда! 

Альберт Вальгер, главред «Места встречи. Сибирь», стаж работы: десять месяцев. 

– Я стал корреспондентом «Места встречи. Сибирь», когда пришёл на 1-ый курс ФЖ. Я приехал из посёлка городского типа без журналистского опыта и был уверен, что «МВ» – крутецкая платформа для получения опыта по специальности. 

До сих пор помню, как работал над первым материалом по фестивалю «MusicaIntegral» и как Лиза Шаталова – бывший главред – и корректор мягко намекали мне, что текст получился такой себе и помогали его улучшить. Конечно, выбирать в качестве первой журналистской работы репортаж с четырёхдневного фестиваля было опрометчиво. Структура в том материале, плача, сбежала, а логика логических блоков заканчивалась эпитетом «логический». Вдобавок ко всему, я забыл имя одного из спикеров. Но это был очень ценный опыт. Сейчас я понимаю, что студенческое СМИ – это как раз то место, где можно и нужно ошибаться. 

Потом я начал писать мини-рецензии про музыку, завёл рубрику про современную поэзию. Летом 2020года мне предложили попробовать себя как главного редактора «МВ», и я сразу согласился. Уже тогда мне стало ясно, что студенческий вайб в СМИ и здоровую структуру «а-ля горизонтальная иерархия с ответвлениями» можно совмещать. Оставалось убедиться в этом на практике. 

Когда я начал работать, особых удивлений, связанных с объёмом работы, не было. На тот момент я успел побывать менеджером среднего звена, к тому же полюбил порядок и логику, в которую легко встраивал юмор, постиронию и всякого рода флекс. Всё получалось довольно просто, команда подводила редко, а все косяки легко ликвидировались атмосферой свободолюбия и трепетного отношения к слову. 

Мне было в кайф разрабатывать отделы в редакции, заниматься контент-планом, осваивать SMM, учиться работать со словом. Ну, как и всякому первокурснику ФЖ. 

Что касается сложностей работы, то я убеждён: любому студенту-журналисту нелегко маневрировать между конвейерной подачей контента и творчеством. В современном медиапространстве журналист воспринимается как пишущая машинка, такова культура потребления контента. 

Конфликты, возникающие у редактора с корреспондентом, случаются, но разрешить их можно. Мне помогает в этом майевтика Сократа. Наводящие вопросы дают понять, насколько важен и нужен тот или иной фрейм текста, уместен ли конкретный приём, следует ли упомянуть эту информацию в данном контексте. 

Договориться с пишущим журналистом действительно сложно, поскольку у нас нет зарплаты, которая является рычагом давления в рабочем дискурсе, нет трудового договора, чётко прописанных обязанностей. Всё держится только на желании автора и на плюшках от создания материала: знакомствах с новыми людьми, бесплатных проходках на мероприятия, пополнении портфолио. 

Каждый сам отвечает за свою мотивацию, а на планёрках она подкрепляется: мы обсуждаем материалы, выделяем лучшие, рассуждаем, куда можно было бы отправить тексты на рынке труда. Атмосфера в «Месте встречи. Сибирь» дружественная, что связано с составом редакции: это в основном студенты ФЖ, которым легко работать вместе. Нас объединяют общие цели, и это главное. Наше издание – архив молодости и качественной студенческой журналистики.

Диана Бакина, главред «Воды», стаж работы: полтора года. 

– Я стала главредом зимой 2020 года. Предыдущий редактор уже выпускался из университета, писал диплом, поэтому понял, что работа с новым руководителем будет куда эффективнее. Меня выбрали сотрудники редакции путём голосования. 

Мне нравится работать в «Воде», потому что я не могу назвать это работой. Нет особых требований, цензура со стороны университета – редкость. Мне нравится иметь возможность высказаться и быть услышанной, как и любому журналисту. Процесс редакторской работы увлекает: я определяю развитие издания, несу ответственность за качество материалов, выстраиваю процесс работы, координирую коллектив. 

Конфликты, связанные с материалами, почти не возникают. У нас есть отработанная система: если автор находит сложную или спорную тему, то на планёрке заявляет о своём желании написать об этом. В процессе обсуждения с другими сотрудниками, он либо приходит к выводу о том, что пока лучше не публиковать этот материал из-за цензуры или отсутствия авторитетных источников, либо понимает, что тема только кажется сложной, но если с ней серьёзно поработать, то всё получится и выйдет классный материал. 

Однако без трудностей не обходится. Например, психологически тяжело было выпускать недавнюю статью про снос «тройки» («Трое в комнате, не считая соседа с ФИТа». Было много негативной реакции как студентов, так и университета. Мы стали промежуточным звеном: нужно было донести до учащихся, что руководство НГУ старается изменить ситуацию к лучшему, правильно всё планирует. В то же время дирекция университета была уверена, что мы пиаримся на проблеме: приходилось их убеждать, что мы заботимся об её решении.

Лично для меня самое сложное в работе – находить новых авторов. На практику в «Воду» студентов-журналистов не направляют, да и они сами редко рвутся в студенческие СМИ. Предыдущий главред пытался это изменить, но получилось не очень. Да и я не готова брать на себя такую ответственность, потому что за итоговые материалы пришедших на практику в случае чего придётся отвечать мне. 

В свою очередь, среди нежурналистов мало людей, которые способны самостоятельно реализовывать свои идеи. Так, в прошлом наборе к нам пришло много новых людей, но лишь двое из них к концу года смогли составить хотя бы черновик будущей статьи. Как оказалось, сложно найти тех, кто хочет «писать, лишь бы писать», и притом делает это хорошо. 

Арина Брованова, бывший главред «UndertheUniversities», стаж работы: полтора года. 

– Я изначально не романтизировала должность главреда. Я была одной из сооснователей журнала и прекрасно понимала, какие у него есть проблемы и с чем связаны основные трудности. 

Главредом я стала постольку поскольку. Первый главред Антон Ниязов предложил или закрыть журнал, или найти нового сотрудника на руководящую должность. Я не хотела закрывать то, на что было потрачено столько сил и времени. Тогда в принципе был довольно сложный период: мало пишущих авторов и сложные отношения с томской редакцией. Мы смогли многое преодолеть, со многим справиться, и мне было обидно бросать начатое. 

Я не особо хотела быть главредом, потому что не люблю руководящие должности. Я не знала, как развивать журнал, поскольку у меня не лежала к этому душа. Никаких романтических веяний у меня не было, я не собиралась становиться гуру студенческой журналистики. Когда я шла на замену Антону, я знала, что делаю это с единственной целью: найти человека, который действительно захочет развивать группу, который сможет сделать то, что лишь частично удалось нам. Сейчас я считаю, что справилась с этой задачей. 

Разочарований в должности во время работы у меня и не могло быть в связи с, опять же, отсутствием романтизации. Мне и выпускающему редактору КатеКащеевой изначально было тяжело, мы буквально тащили всё на себе: писали и новости, и тексты, искали новых людей. 

Единственный момент, который меня задевал, был связан с тем, что после моего официального назначения на должность многие продолжали ассоциировать журнал с Антоном. Студенты часто обращались к нему, ему приходилось перенаправлять всех ко мне. Этот период показался относительно долгим. 

А ещё меня очень раздражали люди, которые не верили в журнал в его переломный момент. Они подходили ко мне, понимающе и сочувствующе говорили: «Кажется, наступил потолок… Что делать будешь?». Конечно, мне абсолютно не хотелось делиться с ними своими планами. 

Я очень старалась уделять журналу как можно больше времени, да иначе было и нельзя. Каждый день главреда довольно насыщенный и напряжённый. Утро у меня начиналось с телефона: я просыпалась, читая сообщения от коллег из редакции. Почему-то всегда все всё делают ночью: дописывают тексты, придумывают темы, скидывают фотографии. С утра нужно просмотреть все сообщения, ответить каждому и сразу сообразить, когда и что теперь нужно опубликовать. У нас был контент-план, который ежедневно корректировался в зависимости от появления новых материалов. 

За работой с авторами следовало сотрудничество с редакторами, а это всегда сложнее. К редакторам доверия ещё меньше, чем к авторам, поскольку с ними нужно сойтись, договориться, оказаться на одной волне. Мне в этом смысле повезло с выпускающим редактором, нам было легко работать вместе. 

Главная же сложность в работе с автором: ожидание от него новой идеи, новой темы. А это всегда затяжной процесс, потому что сотрудники редакции – это студенты, при этом студенты не только ФЖ, и их день не посвящён поиску новых тем для материалов. Так что этим вопросом тоже чаще всего приходилось заниматься мне: мониторить группы других университетов Вконтакте, изучать городскую повестку, при том не только новосибирскую, но и томскую, ведь наша редакция есть и там. Иногда на это и уходил целый день. На совсем скучных парах (да простят меня преподаватели!) я тоже занималась этим. 

Другой напряжённый момент: пинки авторам, которые давно не отписывались и куда-то пропали. Чаще всего сотрудники сразу признаются, что у них нет времени на материал. Есть те, кто просто сливается. Мне больше всего нравились студенты, которые честно признавались в нехватке времени, но в конце концов всё же скидывали клёвый текст. 

Мне было совсем не тяжело уходить с поста, я ведь изначально не хотела быть на этой должности. Мне было радостно, что я нашла нового человека. При этом я не взяла главреда наобум. Мы с Катей провели собрание в начале этого учебного года и объявили, что ищем нового главреда. Мне сразу отписались несколько человек, большая часть из которых отсеялась в первый же месяц. Остались две девочки, которым я рассказывала, как веду журнал, как проходит процесс, что вообще происходит. Был также период, когда я уехала в Питер и оставила журнал на одного из претендентов. Когда вернулась, предоставила такую же возможность самостоятельно вести журнал другому желающему.

После этого мы созвонились с обеими девочками, обсудили результаты, каждая поделилась своими ощущениями. В итоге главредом стала Диана. Никаких обид ни у кого не было, разочарований тоже. Всё прошло дружно и даже радостно. 

Я верю, что «UU» и дальше будет развиваться как площадка, где каждый сможет попробовать себя. Я всегда была против того, чтобы журнал относили конкретно к ФЖ и даже вообще к журналистике. Это площадка, которая объединяет всех студентов Сибири, вне зависимости от факультета, университета, города. Ведь в этом и была наша изначальная идея: объединить студентов, сблизить их. Потому что разрозненность была заметна даже в рамках одного города: студенты НГУ ничего не знали о жизни НГТУ и о городских мероприятиях, например, а НГТУ-шники не интересовались нашей университетской жизнью. Про томские университеты и говорить нечего. На мой взгляд, это неправильно, потому что все мы – части огромного студенческого комьюнити. Я уверена, что «UU» продолжить объединять университеты Сибири. 

А ещё мне очень нравится, что наш журнал – площадка для креатива и выражения мнений. Я всегда говорила сотрудникам редакции: «Приходите с любой, даже самой бредовой идеей, и она точно выстрелит». 

Диана Джафарова, главред «UndertheUniversities», стаж работы: полгода. 

– Я узнала про «UU», когда училась в 10 классе. В «Школе юного журналиста» в НГУ нам рассказывали, чем занимаются студенты, в том числе знакомили со студенческими СМИ. Ещё в школе я начала что-то писать для журнала, а когда поступила в НГУ, то пришла в «UU» на внутрисеместровую практику. На первом собрании редакции бывший главред объявила, что ищет себе замену и предложила всем желающим пройти отбор. Я сразу поняла, что хочу попробовать: мне всегда нравилось заниматься чем-то подобным, в школе я была главным редактором СМИ. И уже спустя два месяца я стала главредом «UU». 

Никаких страхов у меня изначально не было, поскольку я уже имела опыт подобной работы. Сейчас мне даётся всё достаточно легко, но, пожалуй, лишь потому что я привыкла работать в hard-режиме. Такой график однозначно подойдёт не всем. 

От команды «UU» я изначально не ожидала ничего конкретного. Я вообще предпочитаю не строить ожиданий: к чему потом разочарования? В итоге редакция оказалась вполне рабочая, хоть и очень тихая. Думаю, нам не помешало бы стать дружнее. 

Когда я проходила отбор, я знала, как собираюсь совершенствовать СМИ. Я планировала полный ребрендинг: новый дизайн в группе Вконтакте и на официальном сайте, активное взаимодействие с аудиторией и интерактив, организацию отделов в редакции. Последняя идея особенно зацепила: я хотела поделить журналистов по тематике: образование, культура, развлечения. Другой не менее важной идеей был набор в команду абитуриентов. Я подумала, что это будут неплохие рабочие руки, которым наш журнал, к тому же, поможет поступить на ФЖ, собрать портфолио. 

Многое из этого реализовано уже сейчас. Мы провели первый конкурс, набрали команду из абитуриентов, обновили дизайн группы. Впереди будет ещё много нового, например, на следующий учебный год я планирую подключать ТВ-шников к работе нашего издания. 

Для меня «UU» – это возможности, практика, самореализация, усовершенствование навыков. Я люблю своё дело и уверена, что этот опыт пригодится в будущем.

Беседовала Ольга Рыдова