Маргарита Семейкина: «Я решила для себя, что я журналист, но просто немножко в стороне»

Маргарита Семейкина — о работе в журнале «Печатный бизнес. Полиграфия и реклама», корпоративных редакциях, роли журналистского образования и способности к адаптации.

— Может ли человек быть хорошим журналистом без журналистского образования?

— Конечно. Много примеров хороших журналистов, которые не заканчивали журфак. Их много в сфере финансов. Они учились на экономическом, и профильное образование помогло им в профильной журналистике. Практика в нашей профессии важнее. Если у тебя есть опыт работы журналистом, то неважно, где ты эти знания получил: сидя на парах или сразу в бою.

— Тогда какую роль журналистское образование играет в жизни журналиста?

— Сама задаю себе этот вопрос и мне кажется, что точного ответа здесь нет. В первую очередь это база, это гуманитарное образование. Даже если ты не будешь журналистом, то у тебя просто будет фундамент, который потом в жизни пригодится. Плюс, в университете проводятся курсы журналистской этики, есть возможность познакомиться с людьми из профессии, перенять их опыт. Получить эти знания где-то еще будет сложнее, здесь же вся информация структурирована. Журфак это большое журналистское инфополе, которое помогает влиться в эту среду уже во время учебы. Я не преуменьшаю значимость работы преподавателей, но хочу сделать акцент на том, что журналистское образование — это нетворкинг. Потому что с первых курсов ты начинаешь общаться с профессионалами, с журналистами, с редакторами. Если ты активный, нацеленный, если ты намерен пробиваться, то тебя запоминают. Преподаватели тебя замечают, у них есть какие-то знакомые в профессии, к которым ты можешь попасть на практику, в соцсетях все друг на друга подписываются — ты окружаешь себя журналистами. Так и складывается одно большое комьюнити, инфополе, которое в будущем поможет в тебе в этой среде.  

— А вам когда-нибудь помогала причастность к этому сообществу журналистов?

— Да, я это на себе прочувствовала. Помимо журнала, я работаю в банке на позиции ведущего специалиста отдела коммуникации корпоративных мероприятий департамента управления кре… Точное название департамента я сейчас не вспомню, но в общем говоря, это HR-направление. До меня там работала девушка, которая училась на журфаке, но на год младше меня. Мы не были знакомы, просто знали, как друг друга зовут, она где-то мелькала, я тоже где-то на виду была. Она уходила с этой должности в банке, и обратила внимание на моё резюме, потому что мы были в одном инфополе. Так что я точно могу посоветовать учебу на журфаке, потому что много пользы и для работы, и для жизни, все, что ты получаешь, потом пригодится. 

— А какие навыки, полученные в вузе, оказались наиболее полезными?

— Сейчас, конечно, всё уже смешалось: дополнительные курсы, университетская программа… Но, наверное, законы, права журналистов и обязанности. Нам об этом твердили с подготовишек и до самого выпуска. Мы рассматривали это с разных подходов, разбирали кейсы, так что всё это уже на подкорке, и даже если я сейчас не назову четко какое-то правило, то я всё равно знаю, как поступить, потому что это уже подсознательно, это уже образ мышления. 

— А как вы пришли в журнал о полиграфии?

— Как журфак закончила, так устроилась в журнал. Три года работала только в нём, сейчас, на четвёртом году, совмещаю с работой в банке. В журнал меня, как всегда, привела случайность. Если бы мне тогда предложили что-то другое, я бы отказалась, а сейчас у нас с ним, конечно, любовь. Я пришла в деканат, чтобы показать своему научному руководителю что-то в дипломе. Там сидела женщина, которая тоже училась на журфаке и пришла попросить о помощи, опять же вот оно сообщество. Эта женщина уходила в декрет и нужно было на кого-то оставить журнал. Она сразу пришла на факультет, а не давала объявление, потому что сложно найти кого-то в издание о полиграфии. А в этот момент я зашла в кабинет. Преподаватель смотрит на меня, спрашивает: «Тебе нужна работа?».  

А я понимаю, что сейчас выпущусь, и работа точно будет нужна. Лена, та журналистка, показала мне журналы, рассказала все. А я его листаю и понимаю, что это журнал про печатные машинки, про краски, про клей. У меня была мечта работать в умном глянце. В «Собаке» или «Happy». И я всегда себе говорила, что буду работать в журнале. И мечта исполнилась, но я почему-то себе не уточнила чётко, что это должен быть глянец, так что только журнал и исполнился. Мы договорились с Леной, что во время лета мы вместе будем писать статьи, и со временем всё больше буду писать я, и это будет хороший переход. 

— Интересно написать про клей, действительно, непросто. Как вы готовились к работе с темой, которая была вам не близка?

— У меня был большой страх, когда я только пришла. Это ведь так далеко от меня, это какие-то машины за миллион. Был страх, потому что я пишу о полиграфии для людей, которые всё об этом понимают, а я ничего не понимаю. Когда я пришла мне дали две толстые энциклопедии о полиграфии, я их только полистала, хотя в идеале, конечно, их надо прочитать и понять. Но я прочитала все предыдущие номера журнала, посещала все мероприятия полиграфистов, семинары, погружалась в тему и постепенно начала понимать. У журнала не было задачи учить, так что не нужно было погружаться слишком глубоко. Было, конечно, много проблем и сложностей с текстами, но мы сработались, и я осталась на четыре года. Сейчас я остановилась в формате длинных текстов, которые очень люблю, пусть и про полиграфию. У меня есть свобода выбора тем, возможность общаться с людьми, говорить с ними про тренды, про экологию, то есть я могу заниматься тем, что люблю в рамках нашей темы. 

— А как устроена работа в журнале?

— Это независимая редакция. Журнал принадлежит кампании-поставщику, которая поставляет технику и материалы крупным печатным изданиям. Журнал выходит раз в два месяца. С нуля я пишу три-четыре статьи, остальные приносит кафедра полиграфии, партнеры-рекламодатели. Часть статей нам присылают, это новости об открытии новых типографий. Какое-то место уходит аналитике: тренды в экоматериалах бизнес-сувениры. И есть интервью с типографистами. Иногда мы рассказываем о кампании, иногда раскрываем личность человека. Это ведь тоже свой круг, своя тусовка, на рынке типографии в России все друг друга знают.

— Получается у вас печатное издание о полиграфии? Как издание в таком формате чувствует себя в эпоху цифровизации?

— Конечно, все печатные медиа сейчас ощущают себя не очень, потому что всё ближе к интернету, мы все это понимаем. У нас даже сайт не представляет собой медиа, это просто архив. Но и сегодня появляются новые печатные издания, корпоративные около рекламные журналы в инстаграмном стиле. Особенно хорошо они себя чувствуют, если имеют узкую направленность. Наш журнал именно такой, он пишется для полиграфистов. Это остаточно узкая ниша, чтобы не испытывать давления. Кроме того, сами типографисты тактильные люди, они любят трогать книги, журналы.

— А почему вы ушли в корпоративные медиа? 

— Когда началась пандемия, я поняла, что надо расти, начала пассивно искать работу, всех предупредила об этом. Всё началось с того, что я увидела в «The Village» текст про шикарный офис «Золотого яблока» с молодой командой, то есть такой типичный офис мечты. Туда требовался копирайтер, и я подала заявку. Уже планировала туда переходить, уже прошла три этапа собеседований, и в это время меня позвали работать в банк с большей зарплатой.

— А у вас бывают ощущение, что вы занимаетесь не журналистской работой?

— Такое ощущение возникает, когда я смотрю на других журналистов, которые работают в каких-то крупных изданиях, которые пишут много статей, каждый день берут комментарии. Я понимаю, что в журналистской среде, когда говорят про журналиста, имеют в виду такого борца за правду, за справедливость. Но, когда я представляю этот чистый, кристаллический образ журналиста, я понимаю, что я не хочу так, я не смогу. Тогда у меня возникает ощущение, что все журналисты, кроме этого кристаллического образа, ненастоящие. Но я пытаюсь сама с собой поговорить, принять, что журналисты бывают разными. Иногда я думаю, что мне ближе копирайт, то есть просто работа с текстом. Но я понимаю, что читать про журналистов, понимать специфику работы мне тоже интересно. Сейчас я для себя решила, что я журналист, но просто немножко в стороне.

Беседовала Александра Филимонова