Мария Школьная: «Ты получаешь кайф — и тогда все крутится!»

Мария Школьная — корреспондент и ведущая вечерних новостей в будние дни на «Илимском региональном телевидение». Мы поговорили с ней о том, что обязательно ли иметь журналистское образование, чтобы быть профессионалом, об атмосфере в коллективе и журналистском долге.

Мария Школьная с телеведущим Первого канала Александром Мальм в студии ИРТ

— Что привело вас в журналистику? Как давно вы работаете на ИРТ? 

На ИРТ я работаю шесть лет, с 2015 года. Я всегда хотела работу по душе, любимую работу. Училась в своё время на филфаке, но законченное у меня юридическое образование. Но пути господня всё-таки неисповедимы, и всё равно я пришла к журналистике.

— Часто в нашем городе возникает проблема нехватки кадров. Как с этим обстоят дела на ИРТ? 

Проблема нехватки кадров в нашем городе, безусловно, есть. Наиболее остро она ощущается, наверное, в сфере медицины врачей не хватает очень сильно. Мы не единожды снимали сюжеты об этом, и проблема эта должна решаться на федеральном уровне. И на ИРТ тоже есть определённые проблемы — даже сейчас мы ищем оператора. Коллектив — это всегда хорошие и открытые люди, но кто-то уезжает, кто-то женится и переезжает. Это нормально. Проблемы есть, но они все решаемы, по крайней мере, у нас. ИРТ всегда открыто для практики, каждое лето у нас стажируются студенты. Так что, милости просим!

— Сейчас будет непринято долгая преамбула, но я считаю, что она важна в контексте. Владимир Познер на одной из встреч при ответе на вопрос студента ВШЭ — «почему журналистов не любят?» приводил пример из личного опыта — семинара у Фреда Френдли в США, где Френдли всем присутствующим задал вопрос: опубликовали бы они секретную информацию о начале войны, с учётом того, что информацию эту министр обороны, у которого вы берете интервью, записал на бумажке, оставил на столе и вышел из кабинета? Тогда все в голос ответили: да. Познер обосновал это тем, что «я, журналист, обязан сообщить народу информацию». Насколько, по Вашему мнению, это обосновано с точки зрения журналистского долга? Что вообще в Вашем понимании журналистский долг?

Размышлять над этой ситуацией можно долго и с разных сторон. Но, как я считаю, одно дело сообщить информацию, если в этом контексте, а другое дело посеять панику. То есть здесь есть некая тонкая грань, которую даже в обычных бытовых сюжетах необходимо соблюдать. Потому что одну и ту же информацию можно подать по-разному. Ну и, конечно, думать тоже нужно: стоит ли вообще эту информацию подавать и в каком контексте. А насчёт журналистского долга… в написании сюжета мы не должны высказывать свою точку зрения, мы должны осветить ситуацию с разных сторон, а выводы делает для себя зритель, и они могут быть абсолютно разные, даже касаемо одной и той же проблемы. Журналист в любом случае не является вершителем судеб, а описывает происходящее, а там уже каждый решает для себя.

— Тот же Владимир Познер в своём интервью у Юрия Дудя сказал, что есть отдельно взятые журналисты, а журналистики нет. Есть ли журналистика как профессия в наше время, по Вашему мнению?

Ну, с Познером мы, конечно, спорить не будем, но, тем не менее, я считаю, что журналистика есть. Просто, как и жизнь меняется, так и журналистика меняется, даже информационные технологии не проходят мимо, с каждым годом появляется что-то новое. Конечно, есть отдельные журналисты — яркие представители своей профессии, но опять же это зачастую происходит за счёт хайпа. Ну, говорить о том, что журналистика «вымерла» — я так не думаю.

— Ещё немного об этических дилеммах в журналистике. Должен ли профессиональный журналист выпустить программу/статью, где, условно, его близкий родственник признаётся в экономическом преступлении? Учитывая, что информация эта общественно-полезная, а не касается личной жизни интервьюируемого. 

Будем честными, исходя из профессионального долга, журналист, конечно, должен это сделать, но вот сможет ли он с этим жить — это уже другой вопрос. Ему нужно или принять этот факт и жить с этим, или искать новое поприще для рабочей деятельности. Главное, чтобы он потом спал спокойно.

— Сейчас в СМИ работают люди из различных профессиональных сфер: филологи, юристы, порой даже те, кто получил техническое образование. Можно ли сказать, что профессионалы в различных сферах полезны журналистике? Или журналист всё же должен быть «просвещенным дилетантом»? По Вашему мнению, принципиально ли, чтобы у современного журналиста было журналистское образование? 

На мой взгляд, не принципиально. Потому что это дело такое — ты должен разбираться в принципе во всем, будь ты юристом или историком у нас, например, много историков. В какой-то момент ты должен стать этим юристом, разбираться в коммунальных вопросах, быть экспертом в сфере здравоохранения или образования. И у тебя может не быть специализированного образования именно в этой сфере, а разбираться ты должен. Я считаю, что это интересно. У нас разные заведения заканчивали ребята, не сказать, что если есть профессиональное образование, то они чем-то лучше. Конечно, это огромный плюс, но образование может быть разное. Здесь главное кайфовать, любить свою работу, быть увлеченным этой деятельностью. Ты получаешь кайф — и тогда все крутится!

— А как вам помогает юридическое образование в работе?

Мне помогает в том, что я непосредственно работаю с полицией, ПДН (прим. ПДН — подразделение по делам несовершеннолетних), со следственным комитетом, с прокуратурой, ну то есть мы пересекаемся даже элементарно с моими одногруппниками. Я не хотела идти в полицию, смущало меня много факторов, а сейчас я вроде как работаю в этой сфере и не работаю в этой сфере. Ты причастен, но с более, как мне кажется, интересной стороны. Ну где-то все равно разбираться надо — в бытовых, коммунальных сюжетах, особенно что касается сферы ЖКХ — это все жилищный кодекс.

— Судя по вашему личному профилю в «Инстаграм», ваш ребёнок часто бывает в студии ИРТ, да и вообще — журналист в наше время – сотрудник с ненормированным графиком. Что-то случилось — нужно ехать. Возможно ли это совмещать с личной жизнью и стабильным эмоциональным состоянием? 

Конечно, все прекрасно можно совмещать. Я считаю, очень важна атмосфера в коллективе, когда все друг другу готовы прийти на помощь: где-то оператор выручает, где-то ты можешь из дома написать, где-то очень важно отношение с другими структурами. Просто при хороших отношениях, когда вы друг другу помогаете, всегда подстраиваетесь под время, которое удобно кому-то, и работу делать проще, все друг другу приходят на помощь, вообще все классно складывается! Бывают сложности, но лучше на них внимание не обращать. А стресс он тоже неизбежен в работе с людьми, потому что, будем честными, люди бывают не совсем адекватными, но лично к этому я отношусь просто. Я увлекаюсь психологией, медитациями, йогой занимаюсь —мне это очень помогает, никакого стресса. Зачем это все нужно? У нас музычка, смех. Чем проще относишься, тем лучше всё получается

— О, я как раз хотела спросить об атмосфере. Очень часто положительно о ней отзываются. Ну, напоследок самый важный вопрос — за что именно Вы любите свою профессию?

Атмосфера это вообще в этой работе самое важное. Конечно, атмосфера не сама складывается, её складывают люди, а люди эти в основном творческие. И когда лёгкие на подъём, когда это всё протекает на таком лайте — оно всё проще. А за что я люблю свою профессию — за разнообразие. Ты не знаешь, что будет завтра. Например, сегодня мы снимали замечательного дедушку, который на девятом десятке сажает саженцы и причём активист, всех собрал, нам даже пришлось немножечко «украсть» сосны (смеётся). Ну то есть ты не знаешь, что будет завтра: будешь ты общаться с бабушкой о луже или с министром о здравоохранении. В этом весь кайф, я не люблю рутину, для меня самое страшное — когда одно и тоже каждый день, какие-то бумажки перебирать, ненавидеть свою работу. А когда ты идёшь и понимаешь, что всё прекрасно, когда есть люди, которые тебе звонят и говорят что-то — телефон же в открытом доступе. Конечно, есть люди странные, но есть люди и классные. Что ты замечаешь, то и притягиваешь. Тебя кто-то любит, кто-то ненавидит — ты к этому относишься спокойно. Ты знаешь, что есть возможность сделать много хороших вещей, ты делаешь это, не кичишься, а на душе просто классно становится. Для тебя нет разницы — общаешься ты с бабушкой или это какая-то «шишка» из правительства уважение присутствует и там, и там. И это прекрасно. На работе ты проводишь большую часть своего времени, даже больше, чем с семьей, и то, что ты можешь работать на любимой специальности, находится во всём этом — это круто.

Беседовала Алина Липиса