2020 год

Александр Шерудило: «Я хлебнул всей дичи не так долго, но тем не менее»

«Здесь дело не в том, что ты не можешь плохо про Путина сказать, а в том, что всегда существовала конъюнктура, из которой ты никуда не выберешься. На мой взгляд, почему ещё сейчас «плохо»: много мусора, инфошума. Всё пространство в этом, и в нём сложно сделать что-то новое, полезное. Если ты будешь делать что-то аналитическое, то это никому не будет интересно. Подавай всем «Орла и решку», а развлечения — это скучно, их слишком много».

Наталия Захарова: «Я всегда рассматривала для себя работу в газете как восхождение, которое никогда не заканчивается»

«За 28 лет работы в “Бердских Новостях” бывало всякое: забавные случаи и косяки, достижение поставленных целей и удовлетворенность собой, триумфы и провалы, путешествия и удивительные встречи, форумы и награждения, открытия и невероятная усталость… Не было только одного: разочарования от своей деятельности»

Татьяна Седых: «Я мечтала: издам свою газету и буду писать о побережье… »

«Мне не нужно никаких информационных поводов искать, они меня бесконечно находят сами. Вот думаю в очередной раз: закончу этот материал, и всё, а каждая новая тема, это какая-то новая судьба, какая-то новая история, какая-то, чья-то проблема… И оно захватывает, и опять это всё продолжается. Получается, что ты везёшь этот воз, и тебе нравится его везти, потому что это твоя любимая работа, и это не рутина…»

Екатерина Макаркина: «Осваивать только одно направление профессии сегодня совершенно недальновидно»

«Работать с видео – это огромный кайф. А ещё это потрясающе функциональный инструмент. Потому что это мимика твоих героев, потому что это образы, которые невозможно передать буквами, потому что это сочетание текстуального, аудиального, визуального. У тебя элементарно в три раза больше возможностей для выражения мысли».

Светлана Бронникова: «Когда юный корреспондент, не знающий абсолютно ничего о журналистике, начинает писать качественные материалы, тогда понимаешь, что все не зря»

 «Самый главный страх, что через двадцать лет появится программа, которая идеально будет расшифровывать аудиофайлы. Как представлю какое количество времени эта программа бы сэкономила, аж грустно становится оттого, сколько сейчас я на это потратила и времени, и сил».

Елена Лопатина: «Профессиональный журналист дилетант во всех остальных профессиях»

«Журналистика это профессия, в который ты постоянно учишься чему-то новому. Сегодня ты едешь снимать наводнение, завтра отправляешься в коровник, и во всем этом ты должен разбираться, а иначе как ты напишешь сюжет, если не понимаешь сути событий. Всю информацию нужно найти, осознать, обработать, чтобы донести её до людей, ведь если ты сам чего-то не понимаешь, то написанное или рассказанное тобой тоже никто не поймёт».

Вероника Лежнина: «Непосредственность и чуткость притягивает читателей, а не научные козыри»

«В плане журналистского образования я слишком субъективна: «Раз я его получила, будьте угодны вы все, коллеги». Но! В этом есть не только доля нарциссизма: я уверена, что профессиональные журналисты проходят особую школу, чуждую людям других специальностей».

Анастасия Бойко: «Первый выпуск уже стоял в эфирной сетке на понедельник. Дословно прозвучала фраза «Плыви, как хочешь»»

«Недавно нашла школьную анкету, в которой еще в 13 лет я написала, что хочу стать криминальным журналистом. Но в  9 классе мама решила, что я должна стать швеей. После первого курса я получила справку и бросила техникум».

Юлия Погодаева: «Корреспонденту не обойтись без хорошего оператора и без взаимопонимания с ним»

«Даже в долгие моменты отпуска я начинаю скучать по журналистике, по тому, что мне нужно куда-то бежать, с кем-то говорить, узнавать, звонить, разговаривать, коммуницировать с людьми».

Андрей Данильсон: «Фотография — это Вечность»

«Ты должен реально научиться постигать дзен и пойти Путем Воина. Вот тогда ты будешь настоящий фотограф. Ты не будешь ничего бояться, ты перестанешь относиться к людям с любовью или ненавистью, ты будешь на мир смотреть с чистой, открытой душой, теми самыми нейтральными глазами, которые и нужны»

Эрик Галяутдинов: «Такой ранний опыт даст мне намного больше, нежели учёба в университете»

«Современная журналистика — это телевизор и социальные сети. Меня не устраивают люди, которые считают себя королями журналистики. Ведут паблик на двадцать человек и заставляют всех в нём работать за бесплатно, делать медиаплан, должностные инструкции, уставы. Я считаю, что такие люди не компетентны в своём деле, и как раз контактов с такими людьми я пытаюсь избегать»

Наталья Таскаева: «Пока есть журналисты, жива и журналистика, в каком бы виде не распространялась информация»

«Надо всегда отдавать себе отчёт, как отзовётся та или иная новость на людях. Поскольку, словом можно как решить проблему, так её и создать. Я предпочитаю решать»

Юлия Вербицкая: «В городе есть проблемы, это нормально, и хорошо, когда журналисты помогают их решать»

«Мы приехали, записались заранее, заходим, а она нам говорит: «Вы знаете, что этот сюжет не выйдет?» «Почему вы так решили?» «Потому что у вас нет разрешения» А у СМИ в принципе есть разрешение снимать в общественном месте. Нам начали угрожать, что уже позвонили нашей редакции. Мы вернулись, и редакция решила, что, вроде как, этот сюжет действительно не выйдет».

Владимир Токмаков: «Если вы хотите знать, что ждёт журналистику и общество в целом завтра — перечитайте гениальный, пророческий роман Оруэлла…»

«У нас практически нет независимых СМИ, они либо государственные, либо принадлежит бизнесу, аффилированному с государством. О какой объективности может идти речь? И это главные потери сегодняшнего времени. Потом будет сложно переучивать журналистов не бояться говорить правду, как она есть, быть независимыми, следовать фактам, а не идеологическим установкам».

Владислав Некрасов: «Снимать нужно все, не все нужно показывать»

«Я думаю, что каждый должен заниматься своим делом. Хорошо говоришь на языке фотографий? Снимай. Хорошо пишешь? Пиши»