24 июля 2019

Анонимный диалог с «Хрючево»

«Хрючево в НГУ» – это инстаграм-аккаунт, в котором анонимные авторы делают обзоры на блюда из университетских общепитов. Ресторанные критики берут во внимание цену и качество еды, подсказывают верные сочетания блюд и негодуют насчет кулинарных недочетов. Создатели аккаунта рассказали «Воде», зачем критиковать супы и булочки, где в университете можно отравиться, а где наесться от души всего за сто рублей.

Вода: Что побудило создать аккаунт?

Х1: Довольно сомнительное соотношение цены и качества некоторой еды в университете. Не вся еда отвратительная, чтобы ее невозможно было кушать. Есть нормальная, но ее нужно выбирать. Знать, что можно съесть в кафетерии, в СТЦ, в «Кукурузе», в «3333», потому что человек с улицы, который ни разу там не ел, может напороться на откровенную парашу.

Х2: Недавно мы ели фасолевый суп в «Кукурузе», там были огромные куски вареного лука. Это же неприемлемо.

Х1: Или, например, вок (китайская лапша в коробочках, — прим. ред.) в «3333». Когда «тройки» только открылись, он стоил пятьдесят рублей и был чуть больше. Там не было кусков огромного, вареного, тушеного лука. Добавляли унаги, терияки, поливали соевым соусом с гречневой лапшичкой — и вкусно было! Модный, не совсем healthy из-за этих соусов, но все равно нормальный такой food. А туда лук этот [проклятый] начали добавлять! И все испортили. Лук плавает в воке в пережаренном масле.

Х2: Когда я выбираю, где покушать, всегда смотрю по 2GIS, что это за место, какой средний чек, чтобы быть готовым к тому, что там будет. Точно так же теперь люди могут пойти и выбрать любое место, только в универе. В университете подобных проектов не было.

Х1: В то же время рынок питания студентов ограничен. Студенты чувствительны к финансовым вопросам, поэтому вложения в еду они должны делать осознанно. Знать, где кормят хорошо, а где плохо.

Например, есть у тебя на еду сегодня двести рублей. Ты можешь пойти в «Добрянку» (но там тоже не все вкусно, к слову) и покушать как боярин. А если у тебя только пятьдесят рублей? Тебе придется идти в СТЦ, брать картофельный суп без мяса, гречку и довольствоваться этим.

И пятьдесят рублей, и двести можно вложить с умом. Главное — знать, где и как это сделать, чтобы и наесться, и калории набрать, и приятно посидеть, и не отравиться. Это тоже важно.

Вода: Кто-то недавно отравился?

Х1: Да, наша подписчица писала, что отравилась сэндвичем с бужениной в «Кукурузе».

В «Кукурузе» насчитали уже три отравления. Хотя некоторые наши знакомые говорят, что после «троек» у них регулярная изжога. Уже какой-то имидж у заведения складывается.

Вода: Эту проблему можно как-то исправить?

Х1: Для этого мы и существуем.

Х2: Отчасти это форма общественного контроля. Была такая идея: когда покупатель приходит в какой-то общепит, продавец не знает, кто это. Вдруг ему попадется тот самый обзорщик из nsufood? Надо ему нормальную еду положить. И когда так будут думать про каждого, то каждому будут давать хорошую еду.

Х1: И это, кстати, причина нашей анонимности. Мы не то чтобы сильно скрываемся ото всех, просто публично не озвучиваем свои имена, чтобы люди не расслаблялись.

Рынок малоконкуретный. Сколько [общепитов] борются за голодные желудки студентов? «Кукуруза», «Кузина», «Добрянка», «3333», «Сова», «Пуэрто», СТЦ, «Тетя Лена» [кафетерий на третьем этаже в первом блоке]— восемь контор. На переменке ты не успеешь добежать до ТЦ или до «Быстронома», до «Хан Буза». Поэтому приходится довольствоваться тем, что имеешь.

Единственное, как мы можем заставить что-то поменять бизнесменов на этом рынке — это проголосовать рублем. Если еда где-то плохая, и люди перестают туда ходить, то владелец видит снижение прибыли и думает об изменениях.

Х2: В этом плане меня поражает феномен «3333», потому что там дорого, невкусно, но все их обожают. Мне лично это непонятно. Там только булочки вкусные.

Х1: У меня еще есть некоторые соображения, почему именно эти конторы пришли в университет. С создания проекта мы готовим справку: «Кукуруза» — подрядчик Технопарка, кормит их. «Кузина» — крупная сеть. Эти общепиты показали себя как добросовестные компании, которые выполняют свои обязательства, имеют репутацию и соблюдают требования безопасности. А некоторые другие конторы почему-то вдруг выигрывают патенты на аренду помещения и ведение деятельности.

К добросовестным компаниям еще можно добавить «Пуэрто». К «Пуэрто» один вопрос — это цена.

Вода: Слишком большая?

Х1: Ну да. Заведение имеет право ставить любую цену. Потребитель должен знать, куда он идет и сколько он заплатит за продукт. Только непонятно, зачем нужна кофейня в университете, где большая часть — студенты и преподаватели, нет особо обеспеченных людей. Мне кажется, «Пуэрто» не для внутриуниверситетского пользования.

У нас вопросы к самой процедуре выбора некоторых поставщиков организации питания, и мы ими занимаемся.

Вода: Составьте список лучших и худших общепитов в университете.

Х2: Мне нравится «Кукуруза», потому что я люблю поесть по-домашнему — супчик, второе, — то есть полноценная еда, не булочки, не какой-нибудь там вок с вареным луком. Даже если там все травятся, но это всегда так в общепите. Это как съесть испорченный йогурт: может повезти, а может пронести…

Х1: Я бы исключил из списка «Кукурузу», потому что там невкусно. Мой топ — «Добрянка». С одной оговоркой: мне там один раз продали за сорок пять рублей расстегай с судаком, а внутри был минтай! Но в следующий раз они исправились.

Еще я бы включил в лучшие общепиты СТЦ. Потому что туда может прийти обычный рабочий человек или студент и за небольшую цену пожрать от души. И там большой выбор. Как столовка – СТЦ выигрывает у всех.

Х2: Я не назвала худших, но это «3333».

Х1: Вот, допустим, у них продается буррито за сто рублей или дороже. Это просто половина лаваша, не только в длину, но и в ширину. Там чуть-чуть дешевого свиного фарша, который продается в «Ярче», и какой-то непонятный соус. Как будто плохая шаурма с фаршем — это не должно стоить сто рублей. Это вообще не должно продаваться, этим нельзя кормить людей. Откровенно плохо. Но после смены рецептуры буррито стал более-менее. Там теперь меньше лаваша, рваное мясо и нет капусты.

Единственная отличная позиция в «3333» — это ролл с крабом.

Х2: Нет, в «тройках» очень вкусная выпечка!

Х1: Да, и выпечка, но не вся.

В «3333» можно есть ролл с крабом за 75 рублей, но ролл с курицей нельзя. Потому что курица там какая-то вареная, невкусная, там много майонеза и какого-то соуса. Все холодное. Там еще корейская морковка, которая расплывается в майонезе, и куча лаваша. А в крабовый ролл просто со вкусом крабовых палок. Хочешь пожевать лаваша с крабовыми палками? Бери ролл с крабом. Это даже не так отвратительно, в каком-то смысле вкусно. Соус, который они добавляют в ролл с курицей, нормально подходит к крабовому. К курице — никак. И курица там тоже плохая.

В прошлом году я брал у них бургер, который стоил как стандартный, базовый бургер в бургерной — около 200 рублей. Небольшой такой, ничего особенного, никаких карамелизованных луков…

Х2: Да он был отвратительным! Он был как бургер, на котором посидели восемь часов, пока ехали в восьмом автобусе!.. Это было год назад, но меня это до сих пор возмущает.

Х1: Есть два вида котлет в бургерах: вкусные, мясные, как в Spot & Choo’s, в Мясоroob’е, в Burger Heroes (пример для тех, кто бывает в столице). Котлеты из мраморной или просто хорошей говядины с добавлением шпика, чтобы была сочной; ее можно пожарить medium rare, и она не будет пахнуть потрохами, а будет вкусной.

Есть котлеты «Макдональдс» — непонятно из чего они сделаны, не имеют вкуса, но не отвратительны. Одной вряд ли можно насладиться, но в составе бургера она вкусная. А в «3333» была котлета, как будто ее пожарили в очень плохой столовой, перекрутив туда целиком всю корову и изъяв из нее мясо. Она пахла так, как будто бы день полежала день вне холодильника до того, как ее засунули в бургер. И как будто бы сделана с добавлением какого-то ливера. Как подсохшая жирная колбаса.

Х2: Ну хватит… Будут писать, что нам заказали «3333».

X1: Напишите нам в комментариях, что вкусного можно взять в «3333». Может, нам не везло.

Х2: Как-то раз купила у тети Лены эклер, внутри которого был кусок пластика. Еще там я отравилась жареным пирожком.

Х1: В кафетерии в первом блоке на третьем этаже и в СТЦ есть бутерброды с красной рыбой и лимончиком. Проблема этих бутербродов в том, что их нельзя держать больше трех-четырех часов собранными, потому что булка, которая должна быть мягкой, засыхает. Лимон переваривает рыбу за меня, остаются одни ошметки. Масло становится горьким. И ты покупаешь за сорок рублей, как ладошка ребенка, бутерброд, и тебе невкусно…

К буфетам и кафетериям есть еще претензии: когда ты берешь пюре, из него стекает растительное, темненькое масло, в котором уже что-то жарили. Я не знаю, зачем они жарят пюре. В подложке, когда блюдо подогревают в микроволновке, слипаются пельмени – сверху сухие, а снизу раскисшие. Зачем продавать такие пельмени – непонятно.

В общем, к любому меню есть вопросы. В последнее время в «Кукурузе» что-то происходит с супами: гороховый суп…

Х2: Сырный суп в «Кукурузе» — такая гадость. Это просто крахмал, разведенный водой.

Х1: В «Добрянке» в кулебяку с курицей кладут хрящи. Еще нельзя так мало класть мяса в пирожок с бараниной. Это не пирожок, это немного мяса и куча теста.

Во всех заведениях университета есть огрехи, где-то больше, где-то меньше. Но идеальных общепитов не бывает, чтобы ты пришел в университетское заведение, взял, что угодно, и оно оказалось вкусным. Такого не бывает.