24 июля 2019

Другое измерение

Серый апрельский день, 17 апреля, — не лучшее время для знакомства с природой Сибири. Голые деревья, тёмные проталины… «Всё располагает к чёрно-белой фотографии», — замечает шведский фотограф Като Лейн. Мы стоим в одном из выставочных залов ГЦИИ — именно здесь проходит международный фестиваль современной фотографии «Другое измерение».

Начиная с 2006 года, выставка объединяет западных и восточных авторов. В этом году участие в фестивале приняли 19 фотографов из разных стран, среди них: США, Италия, Россия, Швеция, Япония и Тайвань. Кроме Като Лейна на открытие прилетела делегация из Японии – члены ассоциации Samurai Foto. Каждый в их группе со своим небольшим фотоаппаратом и добродушной улыбкой – даже не верится, что именно эти мастера своего дела создали такие напряженные и необычные фотокартины, которые занимают самый большой зал выставки. Именно здесь располагаются гости: одни сидят в ожидании открытия и наслаждаются звуками рояля, другие стоят небольшими парами и группами, что-то обсуждая, а третьи (в основном, молодежь) делают селфи на фоне работ. Селфи-фаворитом явно становится фотография Рёки Хирари из серии «Зелёная Япония». Она будто источает зелёный неоновый свет, хотя всё, что расположено на картине – это лишь каркас конструкции, напоминающий японский традиционный храм.

Рёки Хирари, серия «Зелёная Япония»

Но вот рояль перестает играть – в руки взяла микрофон Наталья Сергеева. Вслед за директором ГЦИИ к импровизированной сцене начинают перемещаться зрители, кое-кто уже достает телефон для съёмки, а журналисты спешат переставить профессиональные камеры поближе.

— Для нас эта выставка — возможность понять через фотографии и образы нашу культурную идентичность. У нас, жителей Сибири, принято говорить, что мы живем в Евразии. А на самом деле, какая культура на нас больше повлияла — восточная или западная? Для нас это большой вопрос. Мы надеемся, что сегодняшняя выставка поможет каждому найти ответ для себя и про себя. Конечно, чтобы состоялась эта выставка, была проделана огромная работа, — продолжила Наталья Сергеева, — И не было бы у нас возможности принимать её в ГЦИИ, если бы не наш давний партнёр и друг.

Ничем не примечательный мужчина вышел вперед. Одет он был просто, не отличался от обычного посетителя выставки. Андрей Мартынов — куратор фестиваля — кивком поприветствовал фотографов, поблагодарил Наталью Сергееву и повернулся к публике.

— В первую очередь, хочу сказать большое всем «спасибо» — я очень, рад, что пришло такое количество людей. Спасибо дружной команде ГЦИИ — вы даже не представляете, какой это труд оформить все фотографии в рамки, разместить их в залах, организовать это пространство. Тем более, что в последний момент у нас вскрылась проблема — одна из японских посылок не дошла до нас, была остановлена таможней, и буквально за день до открытия мы помчались туда. К счастью, смогли договориться с начальником таможни. Мы сейчас находимся как раз в японском зале и все работы, которые вы видите в этом пространстве, — это фотографии ассоциации Samurai Foto. Поприветствуем президента этой ассоциации, который находится сейчас с нами!

Сато Мотоко, серия «Цветок нирваны»

Шигеру Йошида (Shigeru Yoshida), руководитель делегации японцев, покачал головой, пытаясь что-то возразить, ведь речь явно была не запланирована, но к своему неудовольствию коллегам удалось вытолкнуть его к микрофону. Но Йошида так быстро не сдался и, не решаясь выступать без своей команды, начал махать им, чтобы те к нему присоединились. Долго упрашивать не пришлось (видимо, японцы действительно коллективный народ) — они тут же оказались рядом с их руководителем.

— Мы считаем, что между разными странами в первую очередь важно сотрудничество в области культуры, и создание культурных мостов служит залогом взаимопонимания. Именно с этой миссией и этой мыслью мы приехали в Новосибирск. Многие исследователи отмечают особенностью японского искусства недосказанность. Эта же недосказанность присутствует и в наших фотографиях. Мы хотим, чтобы сегодня, глядя на наши произведения, каждый мог вступить с нами в диалог и понять или дополнить то, что мы не досказали. Создавая связь между зрителем и фотографом мы сможем создать тот самый «мост дружбы».

Йошида отошел к своей делегации, а на его место встал шведский фотограф норвежского происхождения — Като Лейн. Это его первая поездка в Россию и, несмотря на погоду, он рад быть здесь и представлять свои фотографии, которые не решался показать на родине. Добродушное лицо выглядело по-детски счастливым, даже не смотря на тот факт, что все открытие он не понимал, о чем говорили со сцены — переводчика у Лейна не было. В то время как японская делегация продолжала дружно кивать, слушая перевод невысокой блондинки позади них.

— Я немного боялся показывать эту серию публике, — признался швед, — ведь эти фотографии в какой-то степени напоминают личный дневник человека, обнажают его натуру, рассказывают о его жизни. Это история людей, которые живут в Швеции, Норвегии и Финляндии, а именно — в их арктической части.

Когда все благодарности были сказаны, а фотографы представлены, Андрей Мартынов поприветствовал еще одного почётного гостя. Строгий ярко-синий костюм вышел из толпы, началось оживление. Никто не видел, как и откуда здесь вдруг появился Анатолий Локоть – мэр города Новосибирска.

— Я люблю фотографию, должен признаться. Люблю с детства — меня учил этому отец, и, знаете, на это не каждый способен. Только кажется: взял камеру, нажимаешь, и вот получилось всё. Ничего не получится! — досадно развёл руками мэр, — Сейчас технологии в фотографии развились так далеко, что кажется, что и человек не нужен. На самом деле самый главный инструмент здесь — это глаз человека, его воображение и душа, сердце того, кто эти занимается. Фотография — это искусство, которое дано не каждому!

И вот он уже растворился в суматохе и аплодисментах также неожиданно, как и появился. Теперь выставку точно можно считать открытой!

Люди потихоньку начали разбредаться кто куда. Многие, насладившись фотографиями первых двух залов (авторы которых присутствовали на открытии выставки), направились в следующие два – с работами фотографов из США, России и Италии. В отличие от абстрактной Японии в этих залах можно увидеть портреты таких известных людей, как Шарлотта Рэмплинг и Дмитрий Хворостовский. А я тем временем иду за Като Лейном – меня зацепили именно его портретные фотографии из серии «Арктическая грязь».

Портреты Павел Антонов

Швед оказался очень открытым и общительным человеком. Услышав понятный ему английский язык, он улыбнулся и предложил перейти в другой зал, где будет потише.

– Я работал над этой серией очень долго. Чтобы снимок получился, нужно установить прочную связь с человеком, заслужить его доверие. Многие чувствуют себя некомфортно перед камерой, а тут камера переходит все границы — я беру очень крупные планы, пытаясь узнать, что внутри у этого человека. Поэтому я всегда долго разговариваю с каждым, прежде чем начать съёмку.

Портреты Като Лейна заслуживают особого внимания. Автор создавал эту серию около десяти лет и в первый раз показал их публике. Несмотря на то, что портреты черно-белые, можно в прямом смысле почувствовать цвет каждого человека, изображенного на них.

Като Лейн, серия «Арктическая грязь»

– Обычно я смотрю в глаза человека через камеру. Но когда я снимал женщин-мусульманок, я просто не мог этого сделать — их вера не позволяет смотреть чужим мужчинам в глаза. Поэтому мне приходилось смотреть им в глаза через компьютер, в то время как камера стояла прямо напротив них в стороне от меня. Я пытался поймать нужную связь без прямого контакта глазами — это был интересный опыт, — мы стоим возле окна в зале с его фотографиями, — Знаешь, я всего три дня в Новосибирске, но мне очень нравится атмосфера города, особенно контраст его левого берега.

Вот в его руке уже появляется небольшой белый телефон. То, что я вижу на экране больше похоже на постапокалиптические пейзажи, чем на весенний город.

– Почки еще даже не появились на деревьях, они голые, и снег еще не сошел. Всё располагает к чёрно-белой фотографии.

У каждого своё видение. Но зависит ли это от стороны света? Как по мне, фестиваль объединяет фотографов и с Востока, и с Запада, показывая, что уникальность их работ заключена в них самих, а Восток и Запад – это лишь место, которое отображает камера.