30 января 2020

Как «Теорию большого взрыва» пытались превратить в драму

Международный фестиваль актуального театра «ХАОС» пройдет в Новосибирске С 18 по 28 октября. Перед фестивалем в городе проходил марафон превью-проектов. Он завершился 4 октября в баре «Открой рот», где фестиваль ХАОС совместно с Информационным центром по атомной энергии Новосибирска устроили читку пьесы – косплей сериала «Теория большого взрыва». Может ли театр уместиться на крохотной сцене бара? Уместно ли делать спектакль адаптацией сериала? Участники читки попытались ответить на эти вопросы и показать, что наука тоже может быть частью искусства и затрагивать важные темы – любовь, дружбу и поиск себя.

В маленьком баре под приглушенным и мягким светом ламп собралось много людей. В основном это девушки, но среди присутствующих можно заметить и молодых людей, и взрослых мужчин и женщин. За пять минут до начала мест за столиками уже не остается – остальным пришлось стоять в проходах, чтобы не загораживать другим вид на сцену.
Ведущая Анастасия Москалева выступает со вступительной речью.

«Кураторы превью-проектов поняли, что современному театру бывает тесно на обычной сцене. Поэтому он начинает выбираться за ее пределы и перемещаться в необычные места. Так и получилось, что мы решили переместить театр в бар», – поясняет Анастасия.

Кураторы осознавали, что новые места для театра предполагают новые форматы. Science Drama – формат, в котором за основу берется драматическая история, имеющая непосредственное отношение к науке. Участники читки – не только актеры, но и ученые. На сцене бара на стульях сидели актеры театра «Старый дом» Анатолий Григорьев и Александр Шарафутдинов, а также заслуженный артист России Владимир Лемешонок. Из ученых – кандидат биологических наук Ольга Посух, магистр философии Софья Хлыновская и руководитель ИЦАЭ Михаил Харитонов.

Сериал «Теория большого взрыва» был взят за основу режиссером Полиной Кардымон. Она считает, что именно в нем отражаются главные прелести жизни, демонстрируется устройство ума, а еще он гениально сыгран и показывает, насколько комичной и иногда драматичной может быть наука.

Перед началом ведущая объясняет правила, для того чтобы зрители понимали, что происходит на сцене. Читка – это пародия на прогон спектакля, когда каждый зачитывает реплики своего героя. Всего актеры прочитают шесть эпизодов, причем в каждом читать реплики одного персонажа будут разные люди. Чтобы публика понимала кто есть кто, на экране над головами участников читки будет появляться их персонаж. Кроме того, смена локации будет обозначаться звуком режиссерской хлопушки. Еще одна особенность – после шутки или трогательных взаимодействий персонажей специальный человек поднимает табличку «смех», «умиление», «удивление».

Такой прием – явная попытка стеба над сериальным закадровым смехом и удивлением, которое часто присутствует в сериале. Тем более, это кажется некоей издевкой над зрителем, которому, как и в сериале, будто бы подсказывают, какие эмоции испытывать.

Ведущая напоминает зрителям о героях сериала – рассказывает краткие факты о них и вводит основные понятия – «Базон Хиггса», «Стартрек».

Читка начинается.
Для читки режиссер, выбрала, пожалуй, самые запоминающиеся и драматичные эпизоды. Первый – про то, как физик Шелдон Купер учит ничего не смыслящую в науке соседку Пенни. У Михаила Харитонова хорошо получается передавать до коликов смешную интонацию Руслана Габидуллина, озвучившего сериал на русском языке. Монолог Шелдона про «Теплый летний вечер в Древней Греции…», ставший одним из самых смешных эпизодов сериала, в интонации Харитонова действительно вызывает улыбку.

Не уступает Шелдону-Харитонову и Владимир Лемешонок, когда начинает озвучивать этого же персонажа. Его строгий, даже менторский тон дает слегка безумным репликам Шелдона ироническую окраску.
Проблемы начинаются тогда, когда персонажей озвучивают другие актеры. Весьма странными кажутся попытки Ольги Посух спародировать гнусавый голос Эни, а хриплый голос Анатолия Григорьева, который озвучивает девушек, никак не вызывает смех.

Тут-то и понимаешь, что большинство шуток в сериале делает именно голос российской озвучки. Без него они становятся плоскими, несмешными, кажутся попыткой заигрывать с аудиторией, паразитируя на науке «гиковской» теме. Ощущения от этих шуток были такие, как если бы человек, ни разу не читавший комиксов и не смотревший «Стартрек» с важным видом расхаживал бы в футболке с Леонаром Нимоем. Впрочем, публика смеялась часто, значит, для части людей шутки оказывались действительно веселыми.

Еще хуже с драматичными эпизодами. В эпизоде, где Леонард разочаровывается в науке и приходит к выводу, что многие исследования он проводит зря, актерское мастерство Владимира Лемешонка позволяет создать минорное настроение и драму, позволяет понять, что и в науке есть место грусти. Но все это нивелируют таблички с эмоциями. Во время монолога Леонарда молодой человек поднимает табличку «удивление», и зрители, как завороженные, охают. Это создает впечатление фальшивости, излишнего эмоционирования в момент, когда зрителю лучше было бы промолчать. То же самое и со смехом. Даже в те моменты, когда реплики персонажей действительно пробирают на смех, все желание смеяться отбивает пресловутая табличка. Зрителю, словно неразумному ребенку, показывают, что да как нужно делать. И никакого кайфа, о котором говорила перед читкой ведущая, ты уже не испытываешь.

Scienca drama – интересный и новый формат, понаблюдать за которым действительно хочется. Вопрос лишь в том, как это реализуется и что брать за основу. Без визуализации и озвучки от «Кураж-бомбей» эксперимент с «Теорией большого взрыва» оказался не самым удачным. Но если воспринимать это как попытку перенести театр на нестандартную цену, то задел вполне неплохой. Хочется верить, что это даст почву для дальнейших опытов в жанре scince drama.

Автор: Александра Пугачева