23 июля 2019

С Востока свет

В рамках VI Транссибирского Арт-Фестиваля состоялась мировая премьера. В концертном зале им. А. М. Каца художественный руководитель фестиваля и скрипач Вадим Репин и Новосибирский академический симфонический оркестр исполнили концерт в четырех частях для скрипки с оркестром «…ex oriente lux…» («…с востока свет…») Александра Раскатова. В роли дирижёра выступил Андрес Мустонен (Эстония).

«…ex oriente lux…» – цитата из Евангелия от Матфея о пришествии волхвов, увидевших звезду на востоке. В 1890 году русский поэт Владимир Соловьёв написал стихотворение «Еx oriente lux», посвящённое вопросу западного или восточного пути России. Композитор Александр Раскатов создал новое произведение специально для Транссибирского Арт-Фестиваля и посвятил его Вадиму Репину. Так как автор долгое время живёт в Европе, география фестиваля отсылала его к Востоку: впервые концерт должен был прозвучать в Новосибирске.

Александр Раскатов – автор опер «Собачье сердце», «ГерМАНИЯ» и «Затмение», симфонических партитур для симфонического и камерного оркестров. В 1998 году получил Главную композиторскую премию Зальцбургского Пасхального фестиваля. Пьеса Раскатова в исполнении Гидона Кремера и оркестра «Кремерата Балтика» включена в диск «After Mozart», который в 2002 году завоевал премию «Грэмми».

«Любой текст, в том числе музыкальный, – говорит Александр Михайлович, – имеет два уровня трансмиссии. Это информация и выражение. В западной культуре давно превалирует информативность мышления, а восточным культурам свойственно именно выражение. С Востока идёт свежесть и раскрепощённость мысли, которой сейчас не хватает».

Концерт состоит из четырёх частей. В первых трёх автор передаёт впечатление большого пространства. Эти три части гармонируют друг с другом и логично переходят одна в другую. В первой части есть некая идиллия, даже фантастичность. Скрипка играет роль голоса природы, остальное звучание подчинено ей, и в то же время мы слышим множество других голосов – воды, земли, воздуха. Это ясный и яркий день, он полон жизни, чувства, новизны открытия чего-то. Вторая часть – сумерки. Сомнения, страхи ощущаются в тревожных, порой жутковатых звуках. Но всё это так же естественно, как и в начале, оно ещё больше раскрывает, расширяет пространство. Третья часть напоминает лунную ночь. Она печальна, более спокойна, заставляет вспомнить о каких-то своих внутренних переживаниях и потерях и вместе с этим выйти вовне – снова, – в это отдалённое природное пространство. К концу третьей части наступает просветление, словно появляется первый луч солнца на востоке, и вот кажется, что сейчас-то и настанет утро, рассвет, который завершит весь цикл, окончательно растушует тени и приведёт к ожидаемому финалу. Но этого не происходит. Четвёртая часть отделена от остального произведения. Это недостижимость, тревога потери, отчуждение от того, что хотелось найти. Отрывистость музыкальных фраз, эмоциональное напряжение, каждый звук – как вырванная струна… Ожидание, что удастся дотянуть, ещё чуть-чуть, ещё немного… Вспыхнул свет на горизонте, но потерянный идеал всё же не достигнут, его поиск – лишь попытка.

Автор говорит со слушателем языком чувств, эмоций, скрытых смыслов. Такой подход особенно нужен сегодня, когда мир переполняется разнообразной информацией настолько, что становится сложно её воспринимать. «Душа Вселенной тосковала о духе веры и любви!» – писал В. Соловьёв. И сейчас выразительность для нас не менее важна, чем информативность. Ценно не только то, что говорит искусство, но и как оно это говорит. Может, этот культурный подход и сможет стать тем самым светом с Востока, что «с Востоком Запад примирил»?