23 декабря 2021

Тиранозавр Рекс и другие: выпускник ФМШ переводит научно-популярные книги о динозаврах

Выпускник ФМШ Константин Рыбаков превратил свое хобби во вторую профессию. На основной работе он занимается проектным менеджментом, а в свободное время переводит научно-популярные книги о динозаврах.

Константин Рыбаков учился на химико-биологическом направлении СУНЦ НГУ в 2000–2002 годах, а затем — на Механико-математическом факультете НГУ и Математическом факультете АлтГУ. После университета занялся проектным менеджментом. однако не забыл и про свои давние увлечения — английский язык и палеонтологию. В итоге прошел курс Dino 101 на портале Coursera и решил заняться переводами профессионально. Сферой своих интересов выбрал научно-популярную литературу о динозаврах. 

— Cейчас масса всего интересного происходит, постоянно открывают новых динозавров, делают много открытий. Обо всем этом выходит много книг не только для детей, но и для, скажем так, любознательных взрослых. Вернее, на английском выходит. А в России я ничего подобного не видел, только детские книжки. И мне очень захотелось, чтобы у нас тоже появился хороший научпоп о динозаврах, — объясняет Константин.

Первым переводом стала книга британских палеонтологов Даррена Нэйша и Пола Барретта «Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле». Переводчик постоянно поддерживал связь с авторами, уточняя у них важные детали. Кроме того, пока готовился русский перевод, авторы решили выпустить на английском уже второе, исправленное и дополненное издание. Дополнительные 15 страниц исправлений пришлось вносить в уже переведенный текст. Благодаря этому русский перевод книги содержал самую актуальную на тот момент информацию.

Есть среди сделанных переводов и детская книга «Тиранозавр Рекс», автор Дугал Диксон. По словам переводчика, книга хоть и короткая, но при этом очень современная в научном смысле (а детские книжки часто страдают от устаревших данных). Особенно интересно в издании смотрятся объемные иллюстрации с динозаврами. 

Всего Константин Рыбаков сделал переводы одиннадцати научно-популярных книг. Семь книг уже напечатаны. Последняя вышла в ноябре. Это «Усоногий рак Чарльза Дарвина и паук Дэвида Боуи: Как научные названия воспевают героев, авантюристов и негодяев». Автор книги, профессор биологии из Канады Стивен Хёрд, рассказывает в ней о том, как ученые в течение 300 лет дают новым видам растений и животных имена в честь людей. 

Вспоминая о своем поступлении в СУНЦ НГУ, Константин Рыбаков признается, что долго не думал: уехать или остаться после Летней школы: 

— В Летнюю школу я попал без экзаменов, потому что занял первое место на республиканской олимпиаде по химии. Я родом из деревни, так что вопрос «оставаться после ЛШ или нет?« даже не стоял. ФМШ — это всё-таки совсем другой уровень обучения и прямая дорога в НГУ. Такой возможностью было грех не воспользоваться. Было страшновато оставаться одному в незнакомом городе (почти все мои одноклассники из ЛШ в итоге оказались в другом классе ФМШ, так что пришлось со всеми знакомиться заново). Но плюсов все же было больше. Так что в конце ЛШ я сдал экзамены, поступил в ФМШ и ни секунды об этом не пожалел.

Английский язык в классе Константина вела Наталья Юрьевна Эйдельман, и это, по его словам, «было великолепно». 

— Я сразу попал в третью, самую «крутую» группу, но всё равно был ошарашен, когда она пришла и начала с нами по-английски разговаривать. Мы вообще не говорили по-русски на парах. Сначала было непривычно, но мы быстро втянулись и отрывались вовсю. Почти каждое домашнее задание типа «составьте диалог с использованием таких-то наречий или прилагательных» у нас почему-то превращалось в театральное представление с игрушечными пистолетами/автоматами, балаклавами, ограблениями и перестрелками. Было очень весело. Еще помню, что мы переписывались по-английски с американскими школьниками. Мою pen-pal звали Эмили, она была из Висконсина и как-то прислала мне посылку, где была книжка Уолта Уитмена. Наверное, только тогда я, наконец, понял, что мой английский — настоящий, что на таком же языке действительно говорят живые люди в другой стране, и они меня понимают. Было круто, — вспоминает Константин Рыбаков.

Самым полезным для себя предметом он называет математику.

— Мне очень помог её системный логический подход. Например, цель проекта — это формулировка теоремы, ресурсы — аксиомы и леммы. Вот и в проектной работе бывает полезно перед тем, как браться за что-то, сначала посмотреть на доступные ресурсы и оценить, что у нас точно есть (аксиомы), что мы в принципе можем получить (доказать лемму) и как с этим набором ресурсов можно выполнить проект. Если вообще можно, — объясняет Константин. 

Отвечая на вопрос: гуманитарий он все-таки или технарь. Константин говорит: «Серединка на половинку».

— С одной стороны, я неплохо считаю в уме, вижу пробелы в логических рассуждениях и вообще у меня в дипломе написано «математик». С другой стороны, меня все время тянет как-то уравновесить эту математическую часть чем-то более гуманитарным — прочитать «Божественную комедию», записаться на танго или вот книгу перевести. Вряд ли это всё делает меня настоящим гуманитарием, но какой-то крен в эту сторону определенно есть, — считает он.

Константин мечтает когда-нибудь написать и свою книгу: настоящий переводчик — это всегда немного писатель. 

— Я вижу это примерно так: когда писатель пишет книгу, он представляет у себя в голове историю, героев, события. Ну или динозавров, если это научпоп. А потом описывает то, что представил. У переводчика нет только первой части: за него все уже представил и придумал автор. Но та часть, где нужно описать представленное, никуда не девается. В идеале переводчик должен так же хорошо уметь писать на своем языке, как автор — на своем. В каком-то смысле быть таким же хорошим писателем, как автор, — рассуждает Константин Рыбаков.

Добавим, что заметки выпускника СУНЦ НГУ можно почитать на порталах Элементов.руN+1 и в тематическом паблике ВКонтакте

Фото: Марго Овчаренко, съемка для sberbusiness.live.

Источник