30 января 2020

Убежище для творчества

Ты молод, полон творческих идей и замыслов, но не знаешь как воплотить в жизнь свои задумки. Знакомое чувство? Летом этого года ученик 9 класса Сергей Молоков создал театральный проект «Актерское убежище», чтобы попробовать себя в режиссуре и дать другим людям возможность творческой реализации. Мы поговорили с Сергеем о том, как создать свою творческую студию, привлечь туда людей и может ли независимый театр выйти на большую сцену.

— Расскажите про сам театр. Как он появился?

— Я сначала занимался в театральной студии, потому что я еще школьник, учусь в 9 классе. Потом решил для себя, что стану режиссером и что буду пробовать себя в этом, чтобы в будущем знать, каково это. И я определил для себя, что ни к чему не отношусь — ни к театральной студии, ни к молодежному центру, поэтому создал свою труппу. Так появилось «Театральное убежище».

— Название театра как бы говорит о том, что этот театр — пристанище для тех, кто не реализовал себя в театре, но хочет попробовать. Это так?

— Да, это так. Мы просто набрали людей, и приглашаем их участвовать в чем-то новом, что-то интересное создавать. Это не только участие в спектаклях, но и такие события как «День современного искусства».

— Что за «День современного искусства»?

— День современного искусства создан людьми, которые пришли в театральный проект «Актерское убежище». Он был начат летом этого года. Пришло очень много людей, и я думал, какие спектакли мне нужно создавать. Сначала прошла премьера спектакля «Тургор». Режиссер — студент 3 курса НГТИ Максим Давтян. Мы его показали уже два раза и планируем показывать дальше. У нас идет работа над следующим спектаклем «Старуха», который ставлю я. Этот спектакль по произведениям Даниила Хармса. Сегодня «День современного искусства» — это молодые люди, которые собрались и придумали такую программу — от выставок до лекций. Первым мероприятием был движ-перфоманс «Гимназист», где люди входят в пространство, где нет актеров. Они ходят по комнате, сканируют QR коды и слушают целую историю, придуманную Иваном Петрищевым. Под этот текст я создал такое пространство — атмосферу в нем. Потом шло открытие выставки «Здесь был человек». Далее у нас идут две читки — «Веселые волки», «Магазин». Они абсолютно новые — все 2014 года. Обе читки участвовали в известном конкурсе «Ремарка», который ведет Олег Липовецкий. Я решил, что в эту программу можно ввести две эти читки. Может быть в будущем они перерастут в полноценные спектакли.

— Этот день можно воспринимать как некую рекламу вашего театра?

— Если честно, то да. Мы еще малоизвестный театр, но уже имеем свою публику. Сегодня были люди, которые были, например, на «Тургоре». Сюда приходили еще, как я понял, студенты, которые пришли вместе с преподавателем.

— В начале пути вы объявили набор в труппу. Вы проводили какой-то отбор в труппу, или брали всех?

— Когда люди пришли, они не знали, что это все будет любительский театр, из-за чего очень многие отсеялись сами. Их смутило, что я непрофессионал, и мои идеи показались им слабыми. Люди, которые остались, поняли, что я чего-то стою. И сейчас, когда я ставлю «Старуху», многие мне говорят, что мне идет быть режиссером. Говорят даже, что я залезаю в душу, и меняю организмы актеров. От этого мне становится как-то легче, и я понимаю, что мне нужно двигаться дальше. Актеров, конечно, осталось не так много. Но вскоре у нас будет следующий набор, и мы уже будем ставить следующий спектакль.

— Что за актеры играют в вашем театре? Что это за люди?

— Сначала я приглашал всех, кого я знал лично, потом стал спрашивать разных людей в социальных сетях. Большая часть людей — это, конечно подростки от 16 до 18 лет. Но есть люди и более взрослые — до 30 лет. С ними я тоже работаю.

— Все ваши мероприятия — free price, то есть каждый человек может сам для себя определить, сколько он готов отдать денег за спектакль. Как это реализуется?

— Изначально вход на спектакли был свободный, потому что нас никто не знал. Мы просто так пускали людей, чтобы они ознакомились с нашим творчеством, поняли кто мы. На «Тургор» пришло довольно много людей, благодаря спонсорам и рекламе. Сегодняшний день мало где рекламировался, но все равно набрал людей, готовых немного помочь нам.

— «Тургор» был показан уже несколько раз. Какая дальнейшая судьба спектаклей в вашем театре?

— С этим спектаклем немного другая история, потому что я не видел репетиций, а наблюдал уже готовый продукт. На первый показ я просто пришел как руководитель труппы. Для меня было большим удивлением, что все получилось так. И тогда я понял, что его нужно оставлять. Мы показали его в молодежном центре «Звездный» и в «Юности» в Академгородке. Вскоре мы подпишем договор, и будем показывать этот спектакль в кафе театра «Красный факел». Это была не моя инициатива, этим занимался режиссер Максим Давтян. У него много знакомых в «Красном факеле», и он сумел с ними договориться.

— Какова была реакция публики на спектакль? 

— В первую очередь люди удивлялись, что есть такой независимый театр. Лично я сначала тоже не любил любительский театр, но потом понял, что и он, и профессиональный театр могут удивлять. Некоторые спектакли могут вызвать определенные чувства. Есть много спектаклей, которые люди могут не увидеть, хотя они были показаны. Это обусловило то, что на втором показе «Тургора» было уже больше людей. И некоторые сожалели, что не пришли на первый показ. Для нас было очень радостно это слышать.

— С другими спектаклями вы тоже надеетесь выйти на более крупную сцену?

— Спектакль «Старуха» может поучаствовать, например, в фестивалях «Апартэ» и «Времен связующая нить» в театре «Глобус». Я очень на это надеюсь, но самое главное сейчас — закончить этот спектакль. Сейчас у нас идет набор во взрослые труппы, где Кирилл Тахов, бывший педагог НГТИ, будет ставить спектакль по рассказам Ремарка, он будет называться «Про женщин и мужчин».

— Вы не контролируете сам процесс постановки спектакля, то есть даете режиссеру полную свободу творчества?

— Да. Я пытаюсь не создавать рамки и убирать цензуру.

— Как проходят репетиции? Где вы находите места?

— Мы репетируем там, где нам дают место. Летом, пока все было закрыто, мы репетировали в помещении творческого объединения «Квартира» и немного перешли в пространства «Этаж» и «Крыша». Для самих спектаклей чаще всего я договариваюсь с администрацией залов. Кто-то смотрит видео с репетиций, кто-то нет. И уже потом мы договариваемся, будем мы выступать или нет. Как правило, администрация дает наме место.

— У независимого театр есть возможность выйти на большую сцену?

— Я думаю, что да. Если развивать театр и показывать спектакли как можно чаще, то можно прыгнуть и на большую сцену. Но все это, конечно требует большого труда. Я пытаюсь сейчас этот труд поймать. Нужно сформировать полноценную труппу, которая будет стабильной. Найти режиссеров, которым будет интересно этим заниматься, и который не будет бросать спектакль на полпути. До «Старухи» я ставил другой спектакль, там было что попало, потому что люди не приходили, смеялись на репетициях, уходили посреди них. Таких людей, я, конечно, не беру. Я всегда теперь проверяю людей — пунктуальностью, например. Если человек не приезжает в назначенное время, то ему уже вряд ли можно доверять.

—Театр  не мешает учебе? 

— Наоборот помогает. Театр это священное место, где можно экспериментировать в любом направление.

— Какие планы на будущее?

— Я об этом не задумывался. Этот проект я создал, чтобы ставить спектакли до 11 класса.   Что будет дальше — я не знаю. Если будет постоянная труппа, то это возможно перерастет в большой любительский театр, на что я очень надеюсь.

Автор: Александра Пугачева