24 июля 2019

Журналистика в эпоху постправды — писать о литературе

В аудитории собрались знакомые лица — студенты первого курса отделения журналистики. Вступительное слово перед лекцией прочитала Ольга Ребковец, главный человек Тотального диктанта. Диктант тут при том, что именно в рамках его Тотального пробега мы смогли заполучить книжного обозревателя, переводчика и редактора — Михаила Визеля. Визель, кстати, проедет на газели Тотальника от Новосибирска до Челябинска. Итак, «Здравствуй Новосибирск! Здравствуй Сибирь!», — цитирую я редактора портала «Год литературы».

К сожалению, а, может быть к счастью, рассказ сейчас пойдет о сайте «Год литературы». Как рассказал Визель, в 2013 году ему на почту пришло письмо подписанное тремя известными фамилиями: Толстой, Лермонтов и Шолохов. Прочитав это письмо, он понял, что это потомки тех самых писателей, а попросили они вот о чем — сделать портал, посвященный русской литературе. И собралось это литературное собрание вместе с президентом Путиным. А как известно, после таких собраний всегда появляется некая результативная часть. И вот в этот раз этой частью стал к 2015 году сайт литературы и, собственно, год ее же. 27 декабря 2014 портал передали Российской газете, а уже через день шеф-редактором (или, если быть точным, начальником отдела) стал Михаил Визель. С тех пор он этот сайт и ведет.

Из полуторачасовой лекции час пятнадцать мы слушали о том, что этот сайт пытается быть не только рупором власти, но и заботится об интересных материалах, ведет редполитику, пытается покрывать литературные темы. Вот, например, по словам Визеля, в течение всего 2015 года они скрывали свою связку с РГ (прим. Российская газета), а, упоминая Светлану Алексиевич, они надеялись, что на вручении Нобелевской премии, она ничего не скажет неугодного.

В конце 2015 года встал вопрос о том, что делать с сайтом, ведь контракт был заключен только на год. Руководство РГ решило продолжить работу над сайтом в качестве постоянного проекта газеты. Свидетельство о регистрации СМИ в интернете у них тоже есть. 
Если вы никогда не заходили на этот сайт, то обязательно зайдите и посмотрите на него. Вы увидите четыре важных раздела. Если покопаетесь чуть глубже, можно даже увидеть рубрику Михаила Визеля. А еще есть очень интересная рубрика: РГАЛИ (ударение на последний слог) — там публикуются фотодокументы о литературный деятелях, который предоставляет этот самый РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства).

Кстати, если у кого-то есть такая же любовь к литературе, то пишите на почту прямиком шеф-редакторы — приезжайте в Москву на стажировку в качестве волонтера-практиканта на колоссальное мероприятие — фестиваль литературы. Он будет идти 6 дней, с 1 по 6 июня, а заканчиваться днем рождения Пушкина.

Если вы до сих пор не поняли как работает этот портал, то Михаил Визель точно сможет вам рассказать об этом. В общем: он сам — начальник отдела. Кроме него есть несколько штатных единиц, типа редактора новостей, человек который был взять на должность бильд-редактора, но по факту является заместителем Визеля, и два менеджера соцсетей. «Они делят между собой обязанности менеджеров соцсетей, во вконтактичке, в инстаграммчике, в фейсбукчике, плюс одноклассники и ютюб».

Сам шеф-редактор проверяет материалы, общается с айтишниками, договаривается с авторами, пишет сам под именем и псевдонимами, вычитывает тексты, меняет заголовки и что-то еще.

Когда осталось 15 минут до конца лекции, мы перешли к постправде. Единственный пример был про школьницу, которая читала Оксимирона вместо Мандельштама. Вот тебе и фейковая новость. 
По мнению Визеля, мы так быстро бежим вперед, что это и есть постправда. Мы — современные СМИ, не успеваем проверить где ж там правда, и что там было на самом деле. Это реальность современной журналистики.

Шеф-редактор очень образно описал постправду примером из физики, а конкретно принципом неопределённости Гейзенберга: чем точнее измеряется одна характеристика частицы (или бита журналистской информации), тем менее точно можно измерить вторую. За одну величину мы возьмем скорость, а за вторую правдивость. Так вот, в случае с этой школьницей с Оксимироном, мы можем измерить только скорость.

А в случае с соотнесенностью названия лекции и содержания, мы не можем измерить ничего.