Галина Шевелева: «Легко работается лишь тем, кто пишет о ежиках, цветочках и бабочках»

Галина Шевелева пришла в профессию еще до поступления на факультет журналистики Уральского университета. До 2000-х годов трудилась в газетах, пока не попала на телевидение, где и решила остаться. Занимала должности главного редактора телекомпании «Город» и шеф-редактора «Первого областного» Сейчас она — шеф-редактор нового телеканала «Свой» города Благовещенска.

В отличие от литературы и поэзии, журналистика — это такое реалистичное творчество. Мы же не можем придумать несуществующего героя и сказать за него то, чего он не говорил. Здесь все «по правде». А КАК мы расскажем о своем реальном герое — будет ли зритель зевать или, наоборот, плакать, а может, восхищаться — это уже зависит от нашего творчества.

По-вашему, кто может стать журналистом?

Очень любопытный человек, которому все вокруг интересно и возникают вопросы «А почему?», «А что это?», «А как это?» И очень неравнодушный.

Можно ли научиться журналистике?

Для чего-то же ей учат. Если серьезно: есть классная фраза: «Хорошо пишет не тот, кто хорошо пишет, а кто хорошо думает». Не знаю, можно ли научить думать… Что касается приемов журналистики — конечно, научить можно и нужно. Причем, учиться этому надо постоянно — все очень быстро меняется, и в журналистике тоже.

А журфак дает необходимые знания?

В журналистике много людей с другими дипломами, но из них получились стоящие журналисты. Или наоборот: с журфаком и… «без головы». Так что все равно зависит от того, случайный человек в этой профессии или это призвание. НО: журфак (если это хороший журфак) дает массу полезного, чего не имеет журналист «со стороны»: основы профессии, ее понимание, общую профессиональную эрудированность и т.д. Хотя многое зависит и от того, в какой команде будешь набираться опыта: в профессиональной или средненькой.

Было ли время, когда вы разочаровывались в профессии?

Пожалуй, нет. Было разочарование в тех условиях и атмосфере, где приходилось выполнять работу, но сама по себе профессия не виновата — вряд ли я бы хотела поменять ее на другую

Изменила ли вас профессия?

О, да! Во-первых, учишься общению с разными людьми — это не всегда так просто, как может показаться. Учишься анализировать и взвешивать информацию, контролировать собственные эмоции, чтобы они не взяли верх. И, конечно, становишься чуть циничней с опытом. Наверное, это неизбежно.

Что для вас самое сложное в журналистике?

Сложно общаться с чиновниками (мы разговариваем с ними на разных языках). Сложно, когда приходится в поиске истины разбираться в законодательстве. Особенно, когда необходимо перерыть кучу документов и разложить все это в голове.

Поступающие на журфак думают, что профессия творческая. Так ли это?

Конечно! Но в отличие, например, от литераторов и поэтов — это такое реалистичное творчество. Мы же не можем придумать несуществующего героя и сказать за него то, чего он не говорил (хотя, в наше время, по-моему, и не такое бывает). Здесь все «по правде». А КАК мы расскажем о своем реальном герое — будет ли зритель зевать или, наоборот, плакать, а может, восхищаться — это уже зависит от нашего творчества.

Существуют ли темы, которые не хочется затрагивать?

Не люблю все, что связано с партиями (любыми). Еще криминал — не мой конек.

Сейчас вы работаете на новом канале. В чем состоит ваша работа, и чем она интересна?

Шеф-редактор новостей. Отбор информации: что может оказаться нужным, важным, полезным, познавательным зрителю и редакторская правка. К сожалению, не всегда получается то, что хотелось бы.

А интересное… На своем канале мы ушли от классической подачи новостей — это дает более широкое поле для творчества (никогда не любила узких рамок). Еще интерес в том, чтобы догнать и перегнать конкурентов, которые начали гораздо раньше нас — это подстегивает.

Как изменилась журналистика за время, что вы работаете? В хорошую или плохую сторону?

Сложно сказать. С одной стороны, она стала интересней — не такой закостенелой, как раньше. С другой,— много приходит непрофессионалов и любителей «жареных фактов». С третьей стороны, у сегодняшней журналистики очень сильно «перекрыт кислород» и в этом смысле легко работается лишь тем, наверное, кто пишет невинные материалы о ежиках, цветочках и бабочках.

Подготовила Екатерина Балацко