Александр Пелевин: «Перечитывайте, сокращайте, смотрите на текст с точки зрения читателя»

Главный редактор проекта «Луна-инфо» Александр Пелевин рассказывает об особенностях профессии журналиста. «Луна» — открытый ресурс о Петербурге, городских творческих пространствах и жизни в них.

— Существует мнение, что журналистика в России — это какой-то отдельный вид этой профессии. Так ли это на самом деле?

— Журналистика как журналистика, не думаю, что сильно чем-то отличается от других стран. У нас сейчас абсолютная свобода слова, множество изданий, из которых каждый сможет узнать интересующую его информацию. Человек с любыми взглядами сможет найти то издание, которое ему по душе. Существенная проблема — очень много истерик из-за политоты, но так везде и это норма.

— А нападения на журналистов, они тоже закономерны или их можно как-то избежать?

— Ну, очевидно, если журналист переходит кому-то дорогу или задевает чьи-то интересы, на него могут напасть. Это риск, который берёт на себя человек, сознательно вступая с кем-то в конфронтацию — неважно, журналист он, политик, активист или ещё кто. Как-то несколько лет назад поднималась тема о введении журналистской неприкосновенности, но так и заглохла, увы.

— Но поднималась-то она в СМИ, значит, и заглохла там же. Получается, всё-таки есть какие-то рычаги, ограничивающие нашу свободу слова?

— У нас есть огромная куча либеральных СМИ, которые ни о чём не молчат и всегда рады написать о чём-нибудь таком. Если они молчат — вопросы к ним. Скажем так, ни одно СМИ в мире не свободно от своего владельца. Разница только в том, насколько сильно владелец влияет на информационную политику издания.

— А «Луна» свободна?

— Не разглашаю внутреннюю политику моего СМИ (смеётся).

— Кстати, по поводу внутренней политики СМИ. У вас на стене ВКонтакте есть запись «»Луна» по-прежнему нуждается в хороших авторах». Вам интересуют люди, живущие в Петербурге, или другие города тоже могут у вас публиковаться?

— Вообще, нам желательны тексты о Петербурге, да.

— А если это будут тексты вроде вашего, про вебкам-моделей? Это ведь та тема, которая может быть актуальна не только для Петербурга.

— Если такие, то да. Но они должны быть интересными и ударными.

— А кому вообще стоит становится журналистом?

— Это странный вопрос! Тому, кто умеет писать буквами и кому это нравится, очевидно. Ибо нет смысла заниматься тем, что тебе не нравится.

— То есть вообще никаких критериев, кроме этих? А как же много-много-много качеств, без которых ты якобы не журналист? На самом деле всё просто?

— Это каких, например? Профессиональные качества взращиваются, с ними не рождаются же. Мне кажется, на журфаке сильно преувеличивают фигуру журналиста. Это просто работа, как и много других. Со своей спецификой — но у любой профессии есть своя специфика.

— Это, например, такая штука, как жизненный опыт. Я понимаю, что он важен, необходим, но получается, что лет до тридцати стать журналистом шансов нет.

— Почему нет-то? Глупости это, мне кажется. Опыт для журналиста важен — опять же, как и в других профессиях, — но он же не появляется ниоткуда, он нарабатывается. Если не работать — не будет опыта.

— Да, но найти работу тоже проблематично – редакторы часто не хотят принимать студентов без опыта. Замкнутый круг получается.

— Так везде, увы. И на первых порах приходится очень много вкладываться, чтобы в тебя поверили.

— Это да. А скажите, есть ли разница между тем, сколько усилий нужно прикладывать мужчине и женщине, чтобы в них поверили, или всё это мифы про неравенство?

— Вот тут, честно, не берусь сказать, так как в женской шкуре не бывал. Но по личному опыту могу сказать, что в редакциях, где я работал, соотношение примерно равное. Отношение — тоже. Что касается сугубо профессиональной среды — тут, на мой взгляд, все вполне себе равны.

— А касаемо управляющих должностей, например, главный редактор: чаще встречаются мужчины или женщины?

— В тех редакциях, где я работал — по-разному. Скажем так, самые главные роли обычно действительно играют мужчины, но на более низких руководящих должностях (замглавреда, начальник отдела) очень часто стоят женщины.

— А вот на радио вы работали — много ли там женщин? Говорят, что им часто отказывают в работе из-за высоких голосов.

— Поровну. В разговорных эфирах было всегда по двое ведущих — мужчина и женщина. Но об этом, наверное, лучше говорить с женщинами, им виднее, они, может, и приведут случаи дискриминации. По моим наблюдениям — по крайней мере, в журналистике, — на пол давно уже внимания не обращают.

— Ещё мне интересно про написание текстов. Есть ли какие-то особые рекомендации, как писать лучше?

— Перечитывайте, сокращайте. Попробуйте посмотреть на текст с точки зрения читателя. Не надо жалеть текст, если какой-то кусок кажется неинтересным — убирайте или максимально сокращайте. Больше информации, меньше воды.

Подготовила Елена Зайцева