Анна Макаева: «Кажется, романтика из профессии уходит»

Анна Макаева, выпускница факультета журналистики НГУ, журналист, копирайтер, редактор и просто человек-универсал. С 2010 года начала работать в изданиях: «Аргументы и факты», «Новосибирская Метро-газета», а также в издательском доме «Сибинформ». Анна рассказала нам о том, с чего начинается карьера журналиста и как в работе важен правильный подход.

— Анна, вы закончили НГУ четыре года назад и сейчас ведете курсы по межэтнической журналистике. Скажите, каково это: снова окунуться в знакомую атмосферу?

— Для меня это очень приятно — прийти и вспомнить, как все когда-то было, ведь учеба в университете — это такое время, которое запоминается на всю жизнь. Плюс мне нравится общаться со студентами, которые напоминают тебя самого четыре года назад. Это очень здорово.

— Как вы поняли, что хотите быть журналистом?

— На самом деле у меня, в отличие от некоторых моих однокурсников, нет такой истории о том, что я мечтала с детства о профессии журналиста. Мне нравилось писать и заниматься поиском информации, поэтому в школьные годы я выпускала стенгазету, где была главным редактором. Когда пришло время определяться с будущей профессией, я стала посещать специальные гуманитарные курсы при НГУ, они мне, кстати, хорошо помогли. Там я уже все взвесила и определилась, что журналистика — именно то, чем я могу и хочу заниматься. Ещё для меня была своего рода мотивацией одна забавная история. Дело в том, что тогда мой отец купил свой первый ноутбук и решил заключить со мной пари. «Поступишь на бюджет, — говорил он, — отдам тебе свой ноутбук». Так оно и вышло (улыбается), совместила приятное с полезным!

— Что вам дала учеба на факультете журналистики НГУ?

— Как и получение любого высшего образования, учеба на факультете журналистики научила меня, во-первых, постоянно искать и структурировать информацию, дала понимание, как это вообще — учится, т.е. как узнать что-то новое, где это найти и как уложить это всё в своей голове. Во-вторых, процесс обучения прививает тебе находчивость, выносливость. Ты приобретаешь особые профессиональные навыки. Именно учась здесь, я узнала, как выглядит эта профессия изнутри, как происходит процесс создания журналистского материала, его поиск и обработка.

— Сложно ли было учиться?

— Учиться временами было непросто. Были предметы, которые вызывали и вызывают [сейчас Анна получает второе высшее образование] у меня ужас, например, история. Она для меня интересна, однако сдать огромные массивы дат для меня до сих пор подвиг. Плюс, порой пугали большие объемы информации, которые ты должен усвоить. Поэтому мы читали везде, где придется: в перемену на лавочке, пока едешь в маршрутке, метро или пока есть свободный вечер дома. Только чуть позже понимаешь, что это и есть твой огромный багаж знаний и эрудированность.

— Будучи студентом второго курса вы начали работать в местном издании «Метро-газета», а уже позднее в «Сибинформ» и в «Аргументах и фактах». Расскажите о своем опыте.

— Первую свою работу в «Метро-газете» я нашла почти случайно. Нам на парах сказали, что требуются журналисты в это издания, и мы с однокурсниками решили, почему бы и не попробовать? Помню, что тогда мы попали в руки замечательному главному редактору. Она много времени проводила с нами, требовала хороший готовый материал, но при этом всегда была очень чуткой и понимающей. Именно тогда я поняла, что из себя представляет работа журналиста. Признаться, это издание я всегда вспоминаю с большой теплотой, здесь мне нравилось абсолютно всё: от коллектива до руководства.

После «Метро-газеты» меня позвали работать в «Аргументы и факты» Новосибирска. Там я уже работала не только журналистом, но и копирайтером. Это было уже сложнее, чем предыдущий мой опыт работы, однако смена деятельности научила меня работать с клиентом и сглаживать абсолютно любые конфликты.

Дальше в моей практике была работа в издательском доме «Сибинформ», где я занималась редактированием нескольких газет. Тут тоже была новая специфика работы, я много занималась дизайном, версткой издания, а также попробовала себя в роли руководителя. В целом, я могу сказать, что каждый мой опыт мне дал что-то своё, что-то новое; всё было очень увлекательно, полезно.

— От коллектива многое зависит в работе журналиста?

— Очень многое. Если коллектив доброжелательно настроен по отношению друг к другу, работать в разы легче: тебя всегда подстрахуют, если что-то не успеваешь, помогут советом, поддержат. А вот если наоборот… Самый классный коллектив был у меня на первой работе, мы реально были одной семьей. Редактор была понимающая, готовая делиться опытом. И она вовсе не настаивала на сидении в редакции с 9:00 до 18:00. Всегда говорила: «Мне все равно, где и когда вы пишите тексты, главное, сдавайте вовремя!». Мы летом могли на электричке уехать на пляж после обеда, а в морозы — работать из дома, чтобы лишний раз не простужаться. Правда после оказалось, что мир не настолько идеален — я неоднократно сталкивалась с интригами в коллективе, меня пару раз серьезно подставляли, свешивали свои ошибки. Одно из мест работы было совсем не для творческих людей: объяснительные за десятиминутные опоздания, ежемесячные отчеты, докладные… И совершенно никакой поддержки в коллективе. Со временем привыкаешь ко всему, но для молодого журналиста это было шоком.

— Каково это — совмещать учебу и работу?

— С одной стороны — усталость и недосып, а с другой — юный задор, чувство самостоятельности и независимости от родителей. Поэтому для меня вошло в привычку вставать рано утром, идти на учебу, в обед уезжать на работу в центр города, а поздно вечером возвращаться домой. Иногда даже хватало сил, чтобы после работы выкроить часок и сходить куда-нибудь с друзьями. В плане учебы, то, конечно, это сказывалось на успеваемости. Из-за плотного графика тебе приходится пропускать некоторые пары, не ходить на семинары, а значит, что и об автоматах на экзаменах тоже приходится забыть.

— Какой вам представлялась профессия журналиста до первой практики?

— Представления были довольно смазанные. Примерно такие, как у любого «недожурналиста». Интересные встречи, командировки, творчество… Круто было бы общаться со знаменитостями или, например, посещать различные места.

— А как оно на самом деле?

— На самом деле в профессии журналиста есть и разные встречи, и выездные командировки, и знаменитости (даже если работаешь в регионе, а не в столице). Другое дело, что со временем это становится рутиной. Вот берешь ты интервью у Татьяны Морозовой из «Камеди вумэн», а даже и не думаешь, что тебе завидовать можно, потому что через 30 минут надо быть в администрации Октябрьского района на публичных слушаниях по поводу какой-то там застройки. А еще работа пожирает почти все твое время: в выходные утром надо ехать на субботник с мэром, а вечером в пятницу вручают «Золотую репу». Словом, в работе оказалось меньше лоска и блеска, чем может показаться со стороны, а больше повседневной рутины и ежедневного кропотливого труда.

— Анна, у вас очень яркая и запоминающаяся внешность [у Анны на руке наколота татуировка и проколота бровь]. Скажите, мешало ли это вашей работе?

— Не особо. Многие реагируют вполне адекватно и понимающе. Например, когда я только заплела себе дреды и однажды пришла на собеседование, мне сказали: «О, у вас дреды, приходите к нам, мы любим оригинальных!» (смеется). Люди знают, что профессия журналиста как бы то ни было творческая и не говорят ничего против каких-то изменений твоего образа. Однако, если ты планируешь идти на пресс-конференцию или интервью, где требуется строгий дресс-код, то все же лучше его соблюдать и стараться выглядеть не вызывающе.

— Получается, журналистика — это творчество, а не ремесло?

— Наверное, это и то, и другое. Творчество — когда ищешь интересные темы, думаешь, как сделать материал ярким и не похожим на другие, отдаешь его в верстку, придумываешь оригинальный заголовок. Но многие вещи требуют, скорее, наработанных навыков, чем творческого подхода. Яркий пример — написание новостей. Два десятка за день, по определенному стандарту, с определенными составляющими. Творчества здесь минимум, а вот навык — самое главное. А еще журналистика — это ремесло для тех, кому «не дано». Бывают люди, у которых слог легкий от природы. Однако я знала нескольких отличных журналистов, которые талантом, может быть, и не обладали, но путем упорных тренировок и многократного повторения наработали все нужные навыки. И отлично пишут, на зависть многим!

— Как вы считаете, какие навыки должен развивать в себе каждый, кто хочет стать профессионалом?

— Я думаю, что он должен быть ответственным, должен уметь воспринимать критику. Быть готовым всегда впитывать новое, быть трудолюбивым, потому что ничего не достигается просто так. Хорошо, когда человек может к какому-либо негативу относиться с юмором, когда умеет не впадать в депрессию, если что-то идет не так, как хотелось бы…

— Кстати о трудностях. Говорят, работа журналиста — это сплошной стресс. Что вы думаете на этот счет?

— Очень зависит от характера: для кого-то и вся жизнь — сплошной стресс. На первых порах, скорее всего, так и есть. Ты ничего не знаешь, а надо что-то делать и все успевать. Со временем ко всему привыкаешь и то, что вчера было стрессом и доводило до слез, сегодня уже обычное дело, на которое даже внимания не обратишь.

— Как по-вашему, к чему должен быть готов любой «новичок»?

— Хорошо бы, если новичок понимает, что если он ничего не умеет, то ему придется суметь заставить себя быстро учиться. Сейчас журналистика, как говорится, выдача и сроки. Нужно уметь делать быстро и качественно. Возможно, новичок может столкнуться с тем, что обнаружит у себя какие-то комплексы, над которыми придется работать. Пример из личного опыта: когда я только-только начинала работать, я поняла, что мне страшно и неловко звонить незнакомым людям по телефону, да ещё и что-то спрашивать у них. Страх приходилось постоянно преодолевать, работая над этим, потому что от задания ты никуда не убежишь. В итоге сейчас я полностью избавилась от своего комплекса и могу хоть президенту позвонить! (смеется) Здесь важно понять одну вещь: опыт — дело, конечно, приходящие, но приходит оно через капли пота.

— Вы можете сказать, меняется ли как-то профессия, глядя на подрастающее сейчас поколение журналистов?

— С каждым годом становится все больше технических возможностей. Вот знает ли кто-то из вашего (да и нашего) поколения журналистов, что такое стенография? Вряд ли. Давно есть диктофоны и компьютеры. Поэтому, с одной стороны, молодежь работает быстрее, с другой — начинает лениться. Возможно, журналисты становятся прагматичнее. Я общалась с представителями поколения, которое сейчас уже на пенсии. Видели бы вы, с каким огнем в глазах они рассказывают свои байки. О поездках в какие-то далекие колхозы, дурацких опечатках и прочем… Кажется, романтика из профессии уходит.

— Как бы вы в трех словах описали журналистику?

— Наверное, у меня это будет: юность, кофе и дедлайн.

Подготовила Анастасия Федотова