Работа над собой, с которой не стоит затягивать: психолог и психиатр о подростках и их сложностях

Признаться, что ты ходишь к психологу не так уж и просто, даже в наше, казалось бы, прогрессивное время. Тем не менее, люди активно пользуются такими услугами.

В современном мире возникла тенденция (или даже мода) на психологическую помощь: по данным Левада-центра за последние десять лет количество россиян, обращающихся за помощью к профессионалам, увеличилось на 10%. И это при том, что в  2010 году 90% опрошенных россиян никогда не прибегали к такой помощи.

Я столкнулась с проблемами еще в средней школе, и вот одна из них: в школе не было психолога. Вернее, он был, но будучи 15-летним подростком разве пойдешь и доверишь своих «демонов» человеку, которому ты не платишь, с которым не заключал договор о конфиденциальности? Лично я так думала.

Мне нужна была помощь, и я, и мои родители понимали, что копить проблемы и страхи нельзя, поэтому мы обратились к психологу.    Помимо психолога с детьми работает и другой специалист — психиатр, о котором, оказывается, у многих складывается неправильное мнение и, более того, они ставят между психологом и психиатром знак равенства. Я спросила у некоторых своих однокурсников ,знают ли они, чем отличается психолог и психиатр. Догадываетесь, какой был ответ? Нет, они не знают, хотя это уже взрослые совершеннолетние люди.

Я когда-то тоже не могла различать психологов и психиатров. Об их различиях  я узнала у психолога. Я хотела знать, кто именно может мне помочь. Поэтому, спустя несколько лет, я могу сказать, что если вы чувствуете, что не сможете найти ответы на свои вопросы, то самое время подумать о профессиональной помощи. О какой именно? С этим мы попробуем разобраться.

Вы скажете – ну хорошо, что об этом так распространяться? Но ведь большая часть детей и подростков этого не знает, они рушат свои жизни, не видя никакого выхода. Они не знают, что им можно помочь. Думаю, с этого нужно начать, но помогут мне с этим люди, которые точно знают данную сферу и имеют многолетний опыт.

Юлия Кирина, доцент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской помощи, врач-психиатр-нарколог высшей категории, к. м. н.

«Психиатр лечит расстройства, которые, помимо диагностики, требуют еще и медикаментозного лечение,  иначе эффекта никакого не будет.»

Юлия работает на кафедре более десяти лет, после окончания Кемеровской государственной медицинской академии она прошла клиническую интернатуру по специальности «психиатрия» и «психиатрия-наркология». Занималась реабилитацией несовершеннолетних с наркологическими расстройствами.

— Как такового «подросткового психиатра» нет, есть просто врач-психиатр, то есть специалист, получивший базовое образование, закончивший либо лечебный, либо педиатрический факультет [то есть «взрослый» и «детский» врач]. В чем отличие психиатра и психолога? Психиатр – это базовое медицинское образование, психолог – гуманитарное образование, не имеющее отношение к медицине. И, соответственно, помощь оказывается на разном уровне: психиатр лечит расстройства, которые, помимо диагностики, требуют еще и медикаментозного лечение,  иначе эффекта никакого не будет.  Психолог такого права не имеет.

Когда нужно идти именно к психиатру?

Психиатры в настоящее время выделяют некоторые, так скажем, большие проблемы у подростков, о которых многие наслышаны.

Существуют глубокие психические расстройства, когда человек может причинить вред себе или окружающим. К этим случаям относятся депрессия (риск суицида), анорексия (гибель от истощения), булимия, шизофрения, биполярные расстройства, если у подростка возникают «голоса», отказ от еды. В таких случаях обращаться стоит именно к психиатру. Лечение и помощь направлены на то, чтобы снизить уровень угрозы окружающим и самому подростку.

По словам Юлии, определить «лучший» возраст для вмешательства профессионалов невозможно, потому что  патологии бывают разные и лечения у всех тоже разные. Детская психиатрия охватывает возраст от нуля до 15 лет, подростки – от 16 до 18 лет включительно.

Дмитрий Гребенюк, специалист в области психологии, социальной психологии и аддиктологии [от слова addict-болезненно зависеть] с 2003 года.

 «Самое лучшее, что могут сделать родители для своего ребенка – это самим стать счастливыми людьми

Подростковый классический психолог, по словам Дмитрия, это специалист, который занимается особенностями психики, мышления, поведения с 12 до 17 лет (в российской психологической практике), занимается взаимоотношениями между членами семьи. Важно то, что у подростка есть особая сфера, вокруг которой развиваются его проблемы – взаимоотношения с друзьями, становление личности, школа.

— Само обращение подростка к специалисту это, как правило, конфликтмежду членами семьи, либо с одним родителей ,либо с двумя. Более того, специфика такая — это неполные семьи, допустим, родители в разводе. Это конфликт, непонимание, слабая эмоциональная связь, и когда родитель пытается выйти на более близкую связь, у подростка начинается протестное поведение. Еще одной стороной является сексуальная идентификация: девочки и мальчики начинают сравнивать себя с кем-то.Второй момент – это проблема девиантного поведения.

Помощь специалиста, занимающегося девиантным поведением, заключается в контроле двух категорий: агрессивного поведения, направленного либо вовне, либо на себя и депрессивного поведения. Подросток начинает употреблять что-то, уходить из дома, а также, к примеру, злоупотреблять компьютерными играми,которые могут вызывать агрессию.

— Вы приводите подростка, чтобы я ему помог, но, попадая после терапии обратно в семью, если в ней  существует нездоровый психологический климат, его положительные результаты будут «сводиться на нет», поэтому я рекомендую начинать терапию с членов семьи.

Мои родители, так же как и я, обращались к специалисту, поэтому мы со всем справлялись вместе. Наши отношения постепенно стали приобретать форму дружеских, общаться с родителями и доверять им стало проще.

Когда я решила обратиться к психологу, я преследовала цель избавиться от детских травм и научиться контролю своего состояния при каких-либо будущих проблемах. Я отдавала себе отчет в том, что если я себе не помогу сейчас, то в 40-50 лет меня будут ожидать депрессии, кризисы среднего возраста и много другое, что может помешать благоприятному климату в моей будущей семье, на работе и в компании.Огромная любовь и уважение к себе, дети без навешанных родителями комплексов, благоприятные отношения с окружающими — разве это не стоит качественной работы над собой?

Алина Макк

Иллюстрация предоставлена Софьей Харитоновой